Жизнь. Люди. Время.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Жизнь. Люди. Время. » Современная жизнь. » Должна ли Россия принести покаяние за коммунистическое прошлое СССР?


Должна ли Россия принести покаяние за коммунистическое прошлое СССР?

Сообщений 31 страница 44 из 44

31

Володь, большевики не всех подряд расстреливали и лагерили.... Экспроприация была во все революции и Великая французская революция расстреляла не меньше в процентном содержании, Опиум для народа почему??? Нудные уроки закона божьего, лживые попы, которые не проповедовали и НЕ РАЗРЕШАЛИ читать библию, Церковь, как православная так и католическая, были Церковью ....., а не Бога, потому как третировали людей, отбирали имущество, дальше можно не продолжать, а атеизм - не так уж плохо по сравнению с тогдашней церковью, тем более кто-то из Великих( приписывают Эйнштейну) говорил, что атеизм - это путь к Богу через задние двери( не настаиваю с аутентичностью фразы) И атеизм был возведен в идеологию только с взгляда на церковь на те времена. Истинной Церкви Бога  В СССРе не было, о ней только начинали узнавать... Это мое мнение, не обязательно правильное.

32

Юра, спасибо за ответы.

В этом обсуждении мы можем многое понять о комунизме, как о идеологии античеловеческой.
Собственно, поэтому мне хочется продолжать эти сообщения.
Выработать иммунитет к этому злу.

Львов написал(а):

Володь, большевики не всех подряд расстреливали и лагерили....

Звучит , как оправдание.
Какова норма расстрела.
1% от населения или 5%?

Львов написал(а):

Опиум для народа почему???

Вообще-то этот термин ввел Маркс.

Львов написал(а):

атеизм - не так уж плохо

Это был не просто атеизи, как научный способ познания мира.
А  воинствующий атеизм, уничтожавший  или репрессирующий тех, кто верил.

Может сам найдешь ссылки и статистику?

33

Vladimir написал(а):

Религия - опиум для народа.

Виноват, не правильно процитировал.

Религия — опиум народа

Из введения к работе «К критике гегелевской философии права» Карла Маркса (1818—1883): «Религия это вздох угнетенной твари, сердце бессердечного мира, подобно тому как она — дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа».

Цитируется обычно неточно: «Религия — опиум для народа».

http://www.bibliotekar.ru/encSlov/16/43.htm

34

Львов написал(а):

А в чем петрушка-т, не понял???

Soleilko написал(а):

Согласна с пред. постингом.

Попытаюсь объяснить.

Поэтому и говорю, что ситуация требует покояния от России.

Может быть мы все это забыли за давностью времен.
Но Ельцин приносил слова извенения за прошлое.
Запретил коммунистическую партию СССР.
Но не пошел до конца.
Появилась РКП Зюганова.

Ну как это можно запретив КПСС, родить КПРФ?

Противоречий нет.
КПСС был запрещен законодательно.
Вскоре зарегестрировлась партия коммунистов России.
Все по закону.

И заметь.
Имущесто КПСС не перешло  в собственность КПРФ.
Нет правопреемственности.

Ну тогда Ельцину не видать лавров победителя коммунизма.

А может и не будет его никогда, покояния то этого?
Петрушка какая то получается.

Вот в том то и петрушка, что КПРФ успешно развивается, в ее ряды вливается молодежь - будущее партии. Как тут уже было сказано - Коммунизм это церковь дьявола, значит можно сделать вывод, что КПРФ это один из ее приходов. А разве можно принести плод покаяния, не оказавшись "от источника греха". Если наркоман желает избавиться от пристрастия и зависимости от наркотиков, но при этом не выкидывает все наркоманские "причиндалы", а просто прачет их в известном и доступном ему месте, сколько у него есть шансов из тысячи, что он не вернется к своей пагубной привычке? Так и здесь, покаяния за коммунистический беспредел КПСС никогда не произойдет, пока будет жить и действовать идея коммунизма в сердцах народа. У Ельцина был шанс "отрубить голову гидре", но он его не использовал. У Путина этого шанса, и даже повода - нет.

35

Толя.
Ты меня порадовал. ytgb6y

36

Дядька-1 написал(а):

У Ельцина был шанс "отрубить голову гидре", но он его не использовал.

Это точно.
У Ельцина была возможность законодательно запретить пропаганду коммунистичских идей.

37

Vladimir написал(а):

Это был не просто атеизи, как научный способ познания мира.
А  воинствующий атеизм, уничтожавший  или репрессирующий тех, кто верил.
Может сам найдешь ссылки и статистику?

Вот нашел немного информации.
Сайт " Мемориала"

РЕПРЕССИИ ПРОТИВ ВЕРУЮЩИХ

        Пришедшие к власти в 1917 году большевики объявили религию «опиумом для народа». Гонения на церковь на долгие годы стали составной частью внутренней политики страны Советов. Уже в январе 1918 года был опубликован декрет «Об отделении церкви от государства», а последовавшие за ним инструкции лишили все религиозные организации юридических прав и объявили их имущество народным достоянием.
        Эти акты положили начало массовому разграблению и разрушению храмов, репрессиям против священнослужителей и преследованию верующих за религиозные убеждения. А призыв Бухарина «Взять религию на штыки», с энтузиазмом подхваченный воинствующими безбожниками, окончательно развязал руки органам ОГПУ-НКВД-МГБ. Взяв на вооружение постулат Маркса, гласящий, что «религия будет исчезать в той мере, в какой будет развиваться социализм», воинствующие атеисты принялись приближать свое «светлое будущее».
        По данным репрессивных органов, в 1923-1924 гг. было арестовано 2469 священнослужителей, а в 1931-1932 гг. их число достигло уже 19 812. Борцы за чистоту идеологии не делали различий: пострадали все — православные и католики, лютеране и протестанты, баптисты и меннониты, последователи ислама и буддисты.
        Трагедия Православной и Католической Церквей в России началась еще в годы гражданской войны. И белые, и красные брали священнослужителей в заложники, обвиняя в шпионаже. Десятки иерархов были тогда расстреляны без суда и следствия. С установлением советской власти бессудные расстрелы прекратились, — в борьбе с религией государство создавало видимость законности. В групповых следственных делах священнослужителей есть все атрибуты юриспруденции — постановления и ордера на арест, показания свидетелей и обвиняемых, описания вещественных доказательств, обвинительные заключения и приговоры, медицинские справки и акты о расстрелах и т.п. Другой вопрос, как велось следствие, как получались и интерпретировались свидетельские показания. Шантаж и угрозы, а позднее и физическое воздействие были нормальными методами следствия.
        Так или иначе, но ОГПУ-НКВД в период 1922-1937 годов удалось провести массу групповых процессов как над православным, так и над католическим духовенством и верующими. Аресты духовенства в период 1937-1938 годов заканчивались, в основном, расстрелами.

        Работа сотрудников «Мемориала» в архивах ФСБ и ГАРФа, а также изданные во многих регионах расстрельные списки позволили создать базу данных репрессированного духовенства как православного, так и католического.

        Отметим, что из православного духовенства в приводимые списки включены только священнослужители, арестованные и осужденные по делам Истинно-Православной Церкви, с начала 20-х годов отказывающиеся сотрудничать с советской власти, а с начала 1928 года перешедшие в активное противостояние режиму большевиков. В представленных справках по православному и католическому духовенству даются только имена расстрелянных или погибших в тюрьмах, лагерях и ссылках.

И.Осипова

38

Россия, действительно, правопреемник СССР, но лишь в части международных договоров, архивов, собственности, долгов. Украина - такой же правопреемник, но официально не может обладать ядерным оружием. Ответственность за идеологию лежит на руководителях Красного Террора, организаторах, финансистах. В первую очередь, это Германия 1905-1918 годов. Именно оттуда финансировалась красная зараза в России, убийство ни в чём не повинных офицеров, развал и деморализация российской армии. Это военные долги России в первой мировой войне 3 млд марок и непоставленные России военные заказы на сумму 2, 5 млн марок от стран Антанты - США, Великобритании, Франции, Италии. В нищету Россию загнали не нужные ей военные расходы. Идеология большевизма не единственная, что раздирала Россию начала ХХ века. Эсеры были всегда более жестокими и агрессивными. Именно они были первыми в мире террористами с заложниками и взрывами мирного населения. Большевики победили из-за того, что первые в мире освободили рабочий класс от рабства, в котором находились рабочие всех стран. Необразованность рабочего, его примитивизм, коллективизм - плоды данного освобождения. Многие смотрят на СССР однобоко, ограниченно в соответствии не с историческими материалами мировой истории, а с пропагандистских позиций, безгранично осуждая или оправдывая его существование. Между тем ответственность за собственные ужасы тех лет несёт руководство страны. Правительство России должно покаяться перед собственным народом. Правительство Украины - перед собственным народом. То же касается Эстонии, Латвии, Литвы, Беларуси, Молдовы, Казахстана и других республик, входящих в состав СССР. За репрессии по социальному признаку. Россия не несёт никакой ответственности за репрессии в Прибалтике, Польше, Венгрии. Поскольку эти репрессии были организованы коммунистическим руководством этих государств с поддержкой СССР. Если смотреть с точки зрения международного права, то сегодня международное право не позволяет изменить границы в Европе иначе, чем по добровольному соглашению, принудить к репарациям, сатисфакциям невозможно. Это находится под табу. Всех простить и начинать жить заново - вот главная нить современного Европейского права, прослеживающаяся во всех международных договорах в Европе.
Если смотреть с точки зрения геополитики, то Польша всегда была для России агрессором (1605-1625;1812;1920-1924), Украина была всегда в составе России с середины 17 века, Крым никогда до середины ХХ века не был в составе Украины (там было Крымское ханство), Прибалтика всегда выступала до 1721 года в качестве агрессора против России (там были Тевтонский орден, орден Меченосцев), а с середины 18 века всегда были русской территорией. Данные государства истребляли россиян как людей третьего сорта (за исключением украинцев, которые иногда выступали в качестве пятой колонны), их преступления и зверства историей не забыты. Те, кто раздувают старые распри, занимаются злым делом. Тот, кто старое вспомнит, тому глаз вон! Нужно забыть прошлое и жить в мире в настоящем.

Отредактировано Talveg (12-06-2007 11:34:42)

39

К сожалению, подавляющее большинство конфликтов того времени в Восточной Европе изобиловало взаимным ожесточением и вопиющими проявлениями бесчеловечности. В этом отношении начавшееся с февраля 1919 г. продвижение польской армии на восток ни чем не отличалось от действий других вооруженных отрядов. Так, будущий министр иностранных дел Польши в 1930-е годы Ю. Бек рассказывал своему отцу Ю. Беку, вице-министру внутренних дел в правительстве Падеревского, как в конце 1918 г. после разведывательного задания в Румынии, Москве и Киеве он с товарищами по организации пробирался через «большевизированную Украину»: «В деревнях мы убивали всех поголовно и все сжигали при малейшем подозрении в неискренности. Я собственноручно работал прикладом». Периодически предпринимались жестокие бомбардировки и артобстрелы не имевших гарнизонов городов. Объектами обстрела нередко становились медицинские учреждения, отмеченные опознавательными знаками. Занятие городов и населенных пунктов сопровождалось самочинными расправами военных с местными представителями советской власти, а также еврейскими погромами, выдававшимися за акты искоренения большевизма. Так, после занятия Пинека по приказу коменданта польского гарнизона на месте, без суда было расстреляно около 40 евреев, пришедших для молитвы, которых приняли за собрание большевиков. Был арестован медицинский персонал госпиталя и несколько санитаров расстреляны. Хотя эти факты получили широкую огласку, военное командование отказало гражданской администрации в допуске к документам. Преступление было оправдано нервным напряжением офицеров в боях с [24] большевиками, а прямой его виновник — переведен в другое место с повышением.

Недаром появление польских войск в Литве и Белоруссии сразу же вызвало локальные восстания. Обострение антагонизма заставило Пилсудского в дальнейшем отказаться от поддержки белорусского национального движения. Несмотря на то что некоторые польские газеты еще в марте с возмущением писали о бесчинствах армии на востоке, захват Вильно был ознаменован растянувшейся на несколько недель вакханалией расправы над защитниками или просто сочувствующими советской власти людьми: арестами, отправкой в концлагеря, пытками и истязаниями в тюрьмах, расстрелами без суда, в том числе стариков, женщин и детей, еврейским погромом и массовыми грабежами. Местные жители оказывались совершенно беззащитными перед произволом и извращенными эксцессами армии страны, называвшей себя бастионом христианской цивилизации в борьбе против большевизма и вообще «восточного варварства». По свидетельству представителя польской администрации на оккупированных территориях — Гражданского управления Восточных земель (ГУВЗ) М. Коссаковского, убить или замучить большевика не считалось грехом. «В присутствии генерала Листовского (командующего оперативной группой в Полесье) застрелили мальчика лишь за то, что якобы недобро улыбался». Один офицер «десятками стрелял людей только за то, что были бедно одеты и выглядели, как большевики... были убиты около 20-ти изгнанников, прибывших из-за линии фронта... этих людей грабили, секли плетьми из колючей проволоки, прижигали раскаленным железом для получения ложных признаний». Коссаковский был очевидцем следующего «опыта»: «кому-то в распоротый живот зашили живого кота и побились об заклад, кто первый подохнет, человек или кот».

Вся экспансионистская программа прикрывалась лозунгом создания федерации во главе с Польшей. 15 апреля Польша предложила Литве восстановить польско-литовскую унию, но это предложение не нашло поддержки в Каунасе. Тем не менее польское руководство планировало обставить захват Вильно как акцию, необходимую для свободного объединения Польши и Литвы. 19—21 апреля поляки под командованием генерала Рыдз-Смиглы выбили из Вильно части Красной армии, но [25] создать польско-литовское правительство не удалось. Вместо него ГУВЗ установило на литовских землях власть военно-оккупационного характера. Таким образом, обещание Пилсудского, содержащееся в его воззвании «К жителям бывшего Великого Княжества Литовского», о том, что он хочет дать им «возможность разрешения внутренних, национальных и религиозных проблем по собственному усмотрению, без какого бы то ни было насилия или давления со стороны Польши», осталось невыполненным, что еще уменьшило шансы на соглашение с национальным литовским правительством. Страны Антанты не спешили узаконить польский захват{36}.

В Белоруссии польские части 16 апреля заняли Лиду, 18 апреля — Новогрудок, а 19 апреля — Барановичи. До подписания Версальского договора Польша старалась не увлекаться наступлением на восток, но после 28 июня оно возобновилось. Сосредоточив 23 217 бойцов против 15 262 в советских частях{37}, 1 июля поляки захватили Вилейку, 4 июля — Молодечно, а 7 июля — Лунинец. К 9 июля фронт в Белоруссии проходил по линии Шарковщизна — Воропаево — оз. Нарочь — ст. Залесье — р. Березина (впадающая в Неман) — Воложин — Першай — Ивенец — Камень — Налибок — Колядино — Клецк — Ганцевичи — р. Ясельда — р. Припять. Во второй половине июля советские войска несколько раз пытались выбить противника из Вилейки и Молодечно, но успеха не достигли. Подтянув свежие части, поляки нанесли от Молодечно удар на Минск, который был ими занят 8 августа. Потеря этого важного транспортного узла и недостаток сил на растянутой линии фронта вынудили командование Западного фронта к концу августа отвести войска 16-й армии на р. Березину. 29 августа поляки заняли Бобруйск, а 10 сентября — Борисов. В октябре — ноябре 1919 г. польские войска пытались прорваться вдоль р. Западная Двина на Витебск, но Красная армия удержала Полоцк, а наступление зимы свело активность войск сторон до уровня поисковых действий патрулей. На Волыни поляки 9 августа захватили Дубно и Кременец, 13 августа — Ровно. В ноябре 1919 г. польские части использовали отвод войск Деникина для продвижения на линию р. Уборть — Олевск — Новоград-Волынский — Проскуров — Каменец-Подольск. 3 января 1920 г. поляки вместе с латвийскими войсками заняли Двинск (Даугавпилс){38}. [26]

Польское наступление привело к новым проблемам в дипломатических контактах с Москвой. Узнав о захвате Вильно, советская сторона потребовала отъезда из Москвы А. Венцковского, и неофициальные контакты были прерваны{39}. Новые неофициальные контакты сторон имели место в июле в Беловеже, где Венцковский встречался с Мархлевским, который от имени Москвы предлагал Польше мирное соглашение, но получил отказ со ссылкой на сложное международное положение. Тем не менее стороны договорились о проведении Конференции обществ Красного Креста. Согласие Москвы было получено уже 17 августа{40}.

Во время похода войск А.И. Деникина на Москву польское руководство заняло выжидательную позицию, поскольку победа в России «белых», не признававших за Польшей прав на западнобелорусские и западноукраинские земли, создала бы для Варшавы массу проблем. Кроме того, неурожай лета 1919 г. и ранняя зима поставила перед поляками вопрос, сможет ли Польша вообще воевать. Вместе с тем Пилсудский не мог принять предложений Москвы о заключении мира, так как в этом случае пришлось бы демобилизовать армию, что лишь подстегнуло бы общее недовольство в стране. С другой стороны, затянувшаяся война вызывала недовольство польского населения, в армии падала дисциплина, среди новобранцев росло дезертирство, и солдаты постепенно становились восприимчивыми к большевистской пропаганде. Все это вынудило польское руководство 4 сентября согласиться на проведении Конференции обществ Красного Креста, которая фактически вылилась в неофициальные переговоры с Москвой, проходившие 10 октября — 13 декабря 1919 г. на станции Микашевичи. 2 ноября было подписано соглашение о заложниках, согласно которому РСФСР освобождала и отправляла в Польшу арестованных поляков. 9 ноября было подписано соглашение об обмене гражданскими пленными, но польские войска не пропускали беженцев за линию фронта, не желая заниматься их обустройством. В итоге переговоры были прерваны польской стороной, когда стало ясно, что поход Деникина на Москву провалился{41}.

Стремясь снять с Варшавы ответственность за прекращение переговоров, 28 ноября 1919 г. помощник министра иностранных дел Скржинский в ответ на запрос в польском [27] сейме заявил, что Польша готова к мирному соглашению с Советами, но Москва якобы никогда не предлагала Польше подобного соглашения, что она будто угрожала Польше вторжением и не желает удовлетворить «законные польские требования»{42}. Это заявление стало известно в Москве, и чтобы рассеять всякие недоразумения, которые могли затруднить установление мирных отношений между двумя странами, советское правительство 22 декабря 1919 г. направило Польше ноту, в которой снова предложило «немедленно начать переговоры, имеющие целью заключение прочного и длительного мира»{43}.

Тем временем 8 декабря 1919 г. Верховный совет Антанты огласил Декларацию о временных восточных границах Польши, согласно которой границей стала линия этнографического преобладания польского населения от Восточной Пруссии да бывшей русско-австрийской границы на Буге. Относительно оккупированных Польшей земель на востоке в декларации не было сказано ни слова{44}. Постепенно на Западе формировалась идея создания «санитарного кордона» на западных границах Советской России, воплощение которой требовало создания сильной Польши в качестве противовеса Германии и России. В этих условиях польское руководство попыталось сыграть на «угрозе большевизма», чтобы получить от Антанты материальную поддержку. Однако учитывая мирные предложения Москвы и разруху в России, Англия и США довольно скептически воспринимали эти польские заявления, что, впрочем, не мешало им оказывать Польше определенную поддержку военным снаряжением в обмен на проникновение в польскую экономику{45}. Всего весной 1920 г. Англия, Франция и США поставили Польше 1 494 орудия, 2 800 пулеметов, 385,5 тыс. винтовок, 42 тыс. револьверов, около 700 самолетов, 200 бронемашин, 800 грузовиков, 576 млн. патронов, 10 млн. снарядов, 4,5 тыс. повозок, 3 млн. комплектов обмундирования, 4 млн. пар обуви, средства связи и медикаменты{46}.

Не дождавшись ответа, советское руководство 28 января 1920 г. обратилось к правительству Польши и польскому народу с заявлением, в котором указывалось, что политика РСФСР в отношении Польши исходит не из случайных временных военных или дипломатических комбинаций, а из [28] незыблемого принципа национального самоопределения и что советское правительство безоговорочно признавало и признает независимость и суверенность Польской республики. Правительство РСФСР от своего имени и от имени правительства Советской Украины заявило, что в случае начала и во время переговоров Красная армия не переступит занимаемой ею линии фронта: Дрисса — Диена — Полоцк — Борисов — местечко Паричи — станции Птичь и Белокоровичи — местечко Чуднов — местечко Пилявы — местечко Деражня — Бар. В заявлении выражалась надежда, что все спорные вопросы будут урегулированы мирным путем{47}. Таким образом, Советская Россия стремилась разрешить спорные вопросы за столом переговоров и обеспечить благоприятные условия для окончательного разгрома «белых» армий.

В ответ на советское заявление от 28 января 1920 г. польская сторона заявила о необходимости обсудить его с Антантой. Правда, еще 26 января Англия заявила Варшаве, что не может рекомендовать Польше продолжать политику войны, поскольку РСФСР не представляет военной угрозы для Европы. 2 февраля 1920 г. ВЦИК РСФСР принял обращение к польскому народу, снова повторив предложения о заключении мира с Польшей{48}. 22 февраля УССР также предложила Польше заключить мирный договор, еще раз повторив свое предложение 6 марта{49}. В этих условиях Верховный совет Антанты 24 февраля заявил, что если Польша выставит на переговорах с Москвой слишком чрезмерные требования, то Антанта не будет ей помогать, если Москва откажется от мира. Однако польское руководство, одержимое идеей восстановления границ 1772 г. и уверенное в военном бессилии Советской России, решило максимально затянуть дипломатические маневры, чтобы создать благоприятные условия для военных операций{50}. Попытки польского руководства заручиться поддержкой стран Антанты, Латвии и Румынии ни к чему не привели, поскольку псе они заняли выжидательную позицию в отношении польских намерений на Востоке{51}.

Цели польского руководства были довольно откровенно сформулированы в информационном документе для командного состава Волынского фронта, подготовленном по указанию Пилсудского 1 марта 1920 г. В нем отмечалось, что «глава государства и польское правительство стоят на позиции [29] безусловного ослабления России... В настоящее время польское правительство намерено поддержать национальное украинское движение, чтобы создать самостоятельное украинское государство и таким путем значительно ослабить Россию, оторвав от нее самую богатую зерном и природными ископаемыми окраину. Ведущей идеей создания самостоятельной Украины является создание барьера между Польшей и Россией и переход Украины под польское влияние и обеспечение таким путем экспансии Польши как экономической — для создания себе рынка сбыта, так и политической»{52}.

40

Контратаки 12-й армии на восточном берегу Днепра, сохранение устойчивого фронта советскими войсками, отсутствие у противника резервов для развития дальнейшего наступления и наступление войск Западного фронта в Белоруссии привели к постепенной стабилизации фронта, который сложился к 16 мая. Польскому командованию не удалось добиться решающих успехов и уничтожить по частям 12-ю и 14-ю армии. Польская ударная группа из-за больших потерь и распыления войск на широком фронте была значительно ослаблена. Как признал 15 мая Ю. Пилсудский, «мы ударили кулаком по воздуху — прошли большое расстояние, а живой силы противника не уничтожили»{72}. Собственно, также оценивает итог похода на Киев и французский исследователь Сен-Дизье: «Польские армии не уничтожили даже тех [38] нескольких дивизий, которые им противостояли. Вместо того, чтобы начать наступление левым крылом непосредственно южнее Припяти и попытаться отрезать большевистские силы от мостов у Киева, наступление происходило почти фронтально, через Казатин и Бердичев, прямо на Киев. Советские отряды быстро оторвались и перешли на восточный берег Днепра... Польское наступление попало в пустое место, не причинив противнику серьезных потерь»{73}. Войска Юго-Западного фронта в результате организованного отхода вышли из-под удара, что наряду с расширением линии фронта привело к срыву замысла противника, сковало его главные силы и позволило войскам Западного фронта подготовиться к наступлению{74}.

В оккупированных районах Украины захватчики грабили население, сжигали целые деревни, расстреливали и вешали ни в чем не повинных граждан. Пленных красноармейцев подвергали пыткам и издевательствам. В городе Ровно оккупанты расстреляли более 3 тыс. мирных жителей. Грабеж Украины, прикрывавшийся ссылками на договор с Петлюрой о снабжении польских войск, сопровождался террором и насилием: телесные наказания крестьян при реквизициях, аресты и расстрелы советских служащих в городах, конфискации имущества и еврейские погромы. За отказ населения дать оккупантам продовольствие были полностью сожжены деревни Ивановцы, Куча, Собачи, Яблуновка, Новая Гребля, Мельничи, Кирялловка и др. Жителей этих деревень расстреляли из пулеметов. В местечке Тетиево во время еврейского погрома было вырезано 4 тыс. человек. Из-за оперативной важности путей сообщения особенно пострадали местные железнодорожники. Многие из них были арестованы и расстреляны по обвинению в саботаже, другие — уволены, лишены жилья и имущества.

Украинские газеты писали о жертвах среди гражданского населения. «В Черкассы 4 мая доставлено 290 раненых из городов и местечек, занятых поляками, — говорилось в одном из сообщений, — женщины и дети. Есть дети в возрасте от года до двух лет... Раны нанесены холодным оружием». Правительства РСФСР и Советской Украины 29 мая 1920 г. обратились к правительствам Англии, Франции, США и Италии со специальной нотой, в которой выражали протест против бесчинств польских захватчиков. В ноте приводился ряд фактов, свидетельствовавших о варварском поведении [39] польских оккупантов на Украине. Протестуя против насилия польских войск, советские правительства России и Украины отмечали, что правительства стран Антанты являются ответственными за нападение Польши на Советскую республику{75}.

41

За участие Польши в экономической жизни Российской империи польская делегация потребовала 300 млн. золотом, а [102] советская сторона была согласна выплатить 30 млн. Польша требовала также передачи ей 2 тыс. паровозов и большого числа вагонов, кроме угнанных в период войны 255 паровозов, 435 пассажирских и 8 859 товарных вагонов. Также польская делегация выдвинула и новые территориальные требования на Украине: Проскуров, Каменец-Подольский, Ново-Константинов и Новоушицк. Понятно, что подобные требования лишь осложняли переговоры и создавали возможность их срыва. Если же учесть, что в это время в прессе довольно много писалось об организации Антантой нового похода на Советскую Россию, Польша с помощью Англии и Франции перевооружала свою армию и 21 февраля 1921 г. заключила военный союз с Францией, направленный против Германии и РСФСР, понятно, что Москве приходилось идти на определенные уступки. Несмотря на то что Франция в целом поддерживала польскую политику затягивания переговоров, она не признала восточную границу Польши. Стремление Парижа создать единый антисоветский кордон между Балтийским и Черным морями натолкнулось на нежелание Прибалтийских стран сближаться с Польшей из-за неясности перспектив ее отношений с РСФСР. Столь же осторожно отнеслись к предложению о военном союзе с Польшей и в Бухаресте. Лишь 3 марта 1921 г. Румыния заявила о согласии на заключение оборонительной военной конвенции с Польшей.

Несмотря на все эти трудности, переговоры в Риге продолжались. 24 февраля стороны подписали протокол о продлении перемирия до обмена ратификационными грамотами мирного договора, соглашения о репатриации и смешанной пограничной комиссии{214}. Польская делегация согласилась на предложенные Москвой 30 млн. рублей золотом, но потребовала 12 тыс. кв. км. В итоге удалось достичь компромисса, и Варшаве было передано около 3 тыс. кв. км в Полесье и на берегу р. Западная Двина. Стороны согласились на передачу Польше 300 паровозов, 435 пассажирских и 8 100 товарных вагонов. Кроме того, постепенно менялось и внешнеполитическое положение РСФСР. 26 февраля 1921 г. Советская Россия подписала договор о дружбе с Персией, 28 февраля — с Афганистаном. 16 марта были подписаны торговый договор с Англией и договор о дружбе с Турцией. Вместе с тем у Москвы хватало и трудностей, связанных с [103] внутренним положением страны, выходящей из состояния Гражданской войны. С другой стороны, польский Сейм в феврале потребовал от правительства заключить мирный договор с восточным соседом. Итогом советско-польских переговоров стал Рижский мирный договор, подписанный в 20.30 18 марта 1921 г.

Стороны обязались уважать государственный суверенитет друг друга, не создавать и не поддерживать организаций, борющихся с другой стороной. Была предусмотрена процедура оптации граждан. Советская сторона обязалась выплатить Польше 30 млн. рублей золотом в монетах или слитках и передать железнодорожный состав и другое имущество на 18 245 тыс. рублей золотом. Польша освобождалась от долгов Российской империи, и предусматривались переговоры об экономическом соглашении. Между сторонами были установлены дипломатические отношения{215}. Договор был ратифицирован ВЦИК РСФСР 14 апреля, польским Сеймом — 15 апреля, а ЦИК УССР — 17 апреля 1921 г. 30 апреля после обмена ратификационными грамотами в Минске договор вступил в силу{216}. Советско-польская война закончилась.

К сожалению, до сих пор не ясны потери сторон в войне 1919—1920 гг. Согласно польским данным, польская армия только с апреля по октябрь 1920 г. потеряла 184 246 человек, правда, о каких потерях идет речь, не уточняется{217}. Потери Красной армии неизвестны. Известно лишь, что за время войны польские войска взяли в плен более 146 тыс. человек, содержание которых в Польше было очень далеко от каких-либо гуманитарных стандартов. Особым издевательствам подвергались коммунисты или заподозренные в принадлежности к ним, а пленные красноармейцы-немцы вообще расстреливались на месте. Но даже и простые пленные зачастую становились жертвами произвола польских военных властей. Широко было распространено ограбление пленных, издевательство над пленными женщинами. Видимо, подобное отношение к советским военнопленным явилось в значительной степени результатом многолетней пропаганды «вины» России перед Польшей. Все это привело к тому, что около 60 тыс. советских военнопленных умерли в польских лагерях. К 21 ноября 1921 г. из Польши вернулись 75 699 бывших военнопленных (932 человека отказались возвращаться), а из [104] Германии — 40 986 интернированных. Польских пленных в Советской России было около 60 тыс. (видимо, это число включает также гражданских пленных, заложников и интернированных лиц) и их содержание не преследовало цели уничтожить или унизить их. Наоборот, подавляющее большинство пленных рассматривалось как «братья по классу» и какие-либо репрессии в отношении них были просто немыслимы. Политическая работа в лагерях военнопленных преследовала цель развить у них «классовое» сознание. Конечно, нельзя отрицать, что в условиях боевых действий имели место отдельные эксцессы в отношении пленных, особенно офицеров, но советское командование стремилось пресекать их и наказывать виновных. На содержании пленных в РСФСР, безусловно, сказывалась общая экономическая разруха. По окончании войны в Польшу вернулось 27 598 бывших военнопленных, а около 2 тыс. осталось в РСФСР{218}. [105]

42

Talveg

Неплохо бы дать ссылки на источники.

43

http://militera.lib.ru/research/meltyukhov2/title.html Читайте, думайте. История - не религия.

44

Talveg написал(а):

Читайте, думайте. История - не религия.

Точно, тут думать надо! ytgb6y


Вы здесь » Жизнь. Люди. Время. » Современная жизнь. » Должна ли Россия принести покаяние за коммунистическое прошлое СССР?