Жизнь. Люди. Время.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Жизнь. Люди. Время. » Современная жизнь. » Имеет ли право правительство Эстонии переносить памятник воинам-освобо


Имеет ли право правительство Эстонии переносить памятник воинам-освобо

Сообщений 1 страница 30 из 117

1

Имеет ли право правительство Эстонии переносить памятник воинам-освободителям или нет?

2

Хочу вам предложить к чтению такую статью.

Хмельницкий. Холодная война монументов

В связи с памятниками сталинизму, которые наконец-то демонтируют в Эстонии, хочу привести статью  Дм. Хмельницкого. Он писал (статья под cut) и о сталинистских памятниках в Германии, отношение к которым так любят противопоставлять эстонскому пропагандисты по ТВ:

Был на студенческом семинаре, где речь шла о том, как изменяется отношение к советским монументам в Германии и в восточной Европе. Вспоминал там свою старую статью о Трептов-парке  "холодная война монументов", опубликованную в 1998 г. в Берлине по-русски и по-немецки. Она вызвала тогда кучу гневных читательских писем и даже официальный протест российского посольства в Берлине (статья ниже).

И только сейчас сообразил, что совмещение могил и монументальной пропаганды - чисто советское изобретение. Абсолютное типологическое новшество. По всей Европе стоят в деревнях на центральных площадях памятники солдатам из этой деревни, погибшим в разнообразных войнах. Но могил там нет, могилы на кладбищах. А советские придумали хоронить на площадях и ставить сверху монументы в честь собственных советских побед. Расчет идеальный. Как бы гнусен по смыслу и исполнению ни был монумент, ему передается некая надгробная сакральность. Люди переносят на него естественный пиетет к мертвым.

А попытки указать на дикость и антихудожественность монумента пресекаются обвинениями в оскорблении памяти павших. Вот как сейчас в Таллине. Хотя сами эти монументы, как в том же Трептов-парке, по сути дела сильнейшее оскорбление несчастных, замученных и посланных на бесмысленный убой людей.

Красная даже армия не собирала трупы своих солдат, оттого в Германии на 400 000 погибщих красноармейцев зафиксировано могил всего на 30 000 человек. Но немногие существующие могилы превращала в пропагандистские инсталляции.

Холодная война монументов

В Западном Берлине главный туристский аттракцион был - взобраться на смотровую площадку около стены и посмотреть в глаза автоматчику, маячившему в проеме сторожевой башни на той стороне. Метров эдак с десяти-пятнадцати. Ощущения - как при осмотре аквариума с акулами. Сладкая смесь страха с чувством безопасности и посасыванием под ложечкой: вдруг стекло лопнет и танки вырвутся на свободу!. Советские эмигранты, селившиеся недалеко от стены в застойные годы, так и шутили - если советские танки пойдут, мы первые под ними окажемся. То, что танки будут именно советскими, никто не сомневался.

В 1989 году политическое и военное противостояние Западного и Восточного Берлинов закончилось. Еще через пару лет и от стены осталась только нарисованная на асфальте красная полоса. Западная Группа Войск, потерявшая смысл существования и получившая в качестве моральной компенсации пять лет жизни на западнонемецком содержании, тоже наконец с бешеной помпой и развернутыми знаменами отбыла восвояси. Постепенно смазалась визуальная граница между Западом и Востоком, туда-сюда мигрирует население, город срастается как перебитая нога.

Прежняя идеологическая борьба перешла теперь на иной, почти не видимый уровень. Тихую войну продолжают памятники. Объединенный Берлин оказался насыщен мемориальными сооружениями, абсолютно несовместимыми в одном культурном пространстве. Благодаря этому художественно-историческая атмосфера старо-новой столицы Германии приобрела отчетливый шизофренический оттенок.

В западной части Берлина, в Тиргартене, на Улице 17 июня стоит советский памятник в честь победы над Германией. Все как положено - бронзовый солдат, два танка на постаментах. Художественный стиль „вампир“. В прежние времена тут всегда стояли в почетном карауле два живых советских солдата, их охраняли двое полицейских. Улица же названа в честь восстания жителей восточного Берлина против просоветского режима и политического террора 17 июня 1953 года. Восстание было жестоко и кроваво подавлено советскими войсками, то есть буквально теми же танками, которые здесь выставлены, в качестве символов победы над фашизмом.

В районе Темпельхов на Площади Воздушного Моста (Платц дер Люфтбрюкке) стоит памятник американским летчикам, спасшим Западный Берлин от советской оккупации в 1948 году. Сталин тогда решил окончательно покончить с городом и заблокировал западный Берлин, перерезав все наземные пути снабжения. В ответ американцы наладили воздушный мост и снабжали огромный город в течение трех месяцев всем необходимым по воздуху. Самолеты в аэропорту Темпельхов садились буквально каждые три минуты. В конце концов Сталин пошел на попятную и блокаду снял. Много американских летчиков погибло во время катастроф. Вот им и памятник.

В это же самое время в восточном Трептов-парке начинали строить самый большой и самый известный советский мемориал в Восточной Германии - Памятник советскому воину-освободителю с девочкой на руках. Оба памятника содержатся в порядке и исправно функционируют. Я плохо представляю себе такого берлинца, который в здравом уме и твердой памяти с одинаковым пиететом будет возлагать цветы к обоим монументам. Тут требуется особое, небезопасное для душевного здоровья раздвоение политического сознания.

Открытая дискуссия о том, как следует относится к художественному наследию советского тоталитарного прошлого долгое время была в Германии абсолютно невозможна. Ни на Западе, ни, тем более, на Востоке, как до объединения, так и после. Поводом для её начала послужила проблема чисто техническая - памятники постепенно разрушаются, многие требуют дорогостоящего ремонта. Нясно, кто должен выделить на это десятки миллионов марок, федеральное правительство или местные власти. Заодно наружу вырвался и самый болезненный вопрос - как относится к этим сооружениям? Стоит ли их вообще восстанавливать в том виде, в каком они были построены или имеет смысл попросту снести?

В первую очередь речь идет о монументе в Трептов-парке, самом большом и самом идеологически важном. Телеканал „Арте“ показал серию интервью на эту тему, в основном с жителями бывшей ГДР и бывшего СССР. Известные писатель и актриса, члены Общества друзей народов России, советский ветеран войны и сенатор окружающей среды Берлина высказались практически одинаково. Монумент в Трептов-парке - символ победы над фашизмом и символ дружбы с советским народом-освободителем, он должен быть оставлен как вечное напоминание немцам о совершенных в прошлом преступлениях. Этот несложный набор знакомых ритуальных заклинаний, ничего не объясняющих и никак не аргументированных, заведомо исключал любую попытку переосмысления советско-немецкой истории. Попробуем все-таки разобраться в реальном значении этого сооружения - художественном, политическом и функциональном.

За одиннадцать лет жизни в Берлине (два года в Западном и девять в объединенном), мне ни разу не пришло в голову посетить Трептов-парк - слишком набил оскомину знакомый с детства по картинкам вучетичный солдат с девочкой на руках. Выяснилось, что зря. Действительность превзошла ожидания. Не из-за солдата - вучетич как вучетич. Гранитные знамена, ряды стелл с безобразными барельефами на героические темы, вся взвинченная атмосфера советского культового сооружения оказались вполне знакомыми - с конца сороковых годов такие ансамбли, большие и маленькие строились по всему Советскому Союзу. Неожиданным было то, что на торцах стелл, двумя рядами обрамляющих центральное пространство, крупными золотыми буквами были выгравированы цитаты из Сталина. Слева по-немецки, справа по русски. Такового оазиса сталинизма во всей своей жуткой первозданности мне в Советском Союзе видеть не приходилось. Полагаю, что в Европе ничего подобного больше нет. Мысль о том, что ты находишься на солдатском кладбище приходит в последнюю очередь и немедленного пропадает. Нормальное кладбище так выглядеть не может. Не должно.

О художественном значении монумента его апологеты сегодня даже и не заикаются. Понятно, почему. Памятник очень плох. Беда не только в том, что мы имеем дело с химически чистым образцом тоталитарного искусства. На ранних стадиях развития, пока не утеряны романтика, индивидуальность и живое пластическое чувство, оно вполне может быть качестственным - чисто эстетически. Примеры - Арно Брекер и его советская коллега Вера Мухина, Эйзенштейн, Маяковский, Ленни Рифеншталь... В Трептове мы видим позднюю, сталинскую версию тоталитарного искусства, лишенную всяких живых чувств, как пластических, так и человеческих. Плохой академизм, подобострастно выполняющий пропагандистскую задачу. То, что монумент по-прежнему производит на многих зрителей сильное впечатление, говорит не о его художественном уровне, а об уровне зрительского восприятия, об отсутствии иммунитета к художественному сталинизму. К искусству нацистов отношение публики намного строже.

Политическое значение монумента еще более двусмысленно, чем художественное. Памятник освободителям?. Освободителями были американцы. Они восстановили в побежденной Германии демократию. Там, куда Сталин не дотянулся. Советская Армия принесла на освобожденную от нацистов территорию реалии собственной жизни - массовый террор, концлагеря, железный занавес. Памятник советской армии - это одновременно памятник тем, кто подавлял восстание 17 июня 1953 года, свергал демократические правительства в оккупированных восточноевропейских странах, расстреливал собственных военнопленных. Для кого и как долго были советские солдаты освободителями?

В часе езды от Берлина лежит польская граница. Что должны думать о монументе в Трептов-парке поляки, для которых советская армия - дважды агрессор? Сначала совместный с Германией раздел Польши, массовый террор, целенаправленная ликвидация польской интеллигенции, после войны новая оккупация и опять террор. У Сталина были причины возвести на крайнем западе своей империи монумент себе и своему режиму. Казалось бы, пятьдесят лет - достаточный срок, чтобы разобраться в этих причинах и не покупаться больше на исторический обман и идеологические фальсификации.

С середины сороковых годов в СССР начал активно развиваться особый жанр монументальной пропаганды - надгробные мемориалы. Трептов-парк - один из первых. Естественного уважения к мертвым в этом не было ни на грош. Режим, убивавший собственных граждан миллионами, уважал мертвых не больше, чем живых. Он просто использовал их в своих целях. Пропагандистское вранье в соединении с настоящими могилами приобретало ореол величия и истинности. Поэтому сталинские цитаты в Трептов-парке пережили и самого Сталина, и советскую власть, и ГДР. Менее всего сооружение имеет отношение к памяти погибших солдат. Могилы играют в композиции ансамбля незначительную роль. Это памятник победоносному сталинскому режиму.

В Трептов-парке похоронены 5 тысяч солдат из почти 400 тысяч погибших в битве за Берлин. Особый цинизм ситуации состоит в том, что жертвы они в первую очередь самого Сталина, поскольку битва за Берлин никому кроме Сталина была не нужна. В конце апреля 45 года капитуляция вермахта была предрешена. Стоило окружить город и подождать пару недель - все кончилось бы само собой. Но за эту пару недель к Берлину могли подойти американцы. Только для того, чтобы этого не допустить, Сталин пожертвовал жизнью сотен тысяч советских солдат, сотен тысяч немцев и окончательно разрушил город. Любой ценой Сталину нужно было захватить как можно больше территории - он-то знал, что уходить с нее не собирается. Когда я слышу привычные рассуждения о том, что Трептов-парк является символом борьбы с фашизмом, мне хочется спросить - неужели нельзя выбрать в качестве такого символа сооружение менее фашистское, по стилю и по смыслу?

Пародокс: Берлин строит музей „Топография террора“, посвященный преступлениям нацизма, и одновременно пытается бережно сохранять тоталитарные монументы, вроде Трептов-парка, причем в том виде, в каком они создавались. Это прямой путь к социальной шизофрении.

Впрочем, и разрушать советские памятники жалко. Разве что самые уродливые и мешающие нормальной жизни. Есть третий путь, вполне цивилизованный. В Трептов-парке можно пространственно отделить настоящие могилы от окружающего их сталинистского Диснейленда и оформить как нормальное солдатское кладбище - скромно и без идеологического пафоса. Все остальное легко превратить в музей советской культуры, объединив, например, со знаменитым Музеем Стены „Чек Пойнт Чарли“. Построить нормальную экспозицию с подробным научно-историческим анализом советской художественной культуры. Может быть, стоит свезти туда прочие советские монументы со всех концов Германии.

Музейно-исторической ценностью эти сооружения безусловно обладают.

http://tapirr.livejournal.com/525729.html

3

Юридически право имеют, так как у них собственные законы. Но морального права не имеют, так как памятник - это память о человеческих жертвах, уроках истории, которые не должны повториться. Я не верю в "освободительное движение Эстонии", равно как и не верю в "освободительную Красную армию" и "освободительную немецкую армию". Это всё политика, за которую расплачивались простые люди. Толерантность, веротерпимость - ключ к миру и согласию. А кто старое вспомнит - тому глаз вон.

4

Talveg написал(а):

Юридически право имеют, так как у них собственные законы. Но морального права не имеют, так как памятник - это память о человеческих жертвах, уроках истории, которые не должны повториться.

А почему у правительства суверенной Эстонии нет морального права перенести памятник?
И моральное и юридическое право имеется.
Они не пересматривают итоги 2 мировой.
Не высказывают, а могли бы свое видение оккупации Советами и потом Германией Эстонии.

И все эти события на фоне того, что подобное происходит и в России.
Эксгумация погибших летчиков в Химках.

Власти Химок не знают, где хранятся эксгумированные останки солдат/
http://www.grani.ru/Society/m.121284.html

и такое мнение
http://ej.ru/summary/entry/6888/

5

Вопрос относительно сложный. У каждой стороны есть своя правда и право. Выскажу свое личное мнение.

Vladimir написал(а):

Имеет ли право правительство Эстонии переносить памятник воинам-освободителям или нет?

Имеет! Если это не нарушает законы и конституцию этого госсударства.

Но во всей этой истории меня огорчает то, что этот перенос превратился в политическую акцию с националистическим уклоном приведшим к беспорядкам в Таллинне, и что самое страшное к гибели человека. Эта акция не стоит ни одной капли человеческой крови, кому бы она не принадлежала.

Я уважаю право эстонского народа и правительства высказывать свое недовольство тому, что Советский Союз, в свое время, оккупировал эту страну. Опять же под понятием "оккупация" в данном случае я понимаю силовое вторжение Советской Армии на территорию Эстонии. Если же это произошло другим способом, например заключение договора или какой либо другой нормативный акт, по которому Эстония вошла в состав СССР, то справедливо ли тогда предъявлять претензии только России, как правоприемнице СССР. Может быть и "в своем глазу стоит заметить бревно". Думаю, что историки смогут расставить все точки над "I", и дать правдивую информацию о том, каким же методом Эстония стала советской республикой.
Но я не уважаю, когда госсударство ведет такую политику, когда граждане страны не эстонской национальности (в данном случае) ущемляются в некоторых правах. Чем виноваты эти люди? Тем, что они родились в этой стране? Что для многих из них- это Родина? Что более полувека назад их предки переехали из разных мест Советского Союза в Эстонию, и строили, работали, рожали....?

Данный памятник - был ли он поставлен в память тех воинов, которые "захватили" Эстонию, олицетворял ли он победу "русского" солдата над мирным эстонским населением? Нет! Этот памятник был поставлен воину-освободителю. Не русскому солдату, а воину-освободителю. Тем, кто погиб в боях при освобождении Таллинна во время Великой Отечественной войне. Да, он стоит на месте конкретного захоронения, если не ошибаюсь, то 28 солдат, которые погибли при выполнении конкретной операции, которая была связана с освобождением и спасением города Таллинна. С одной стороны этот памятник - дань уважения и памяти конкретных людей, а с другой стороны - дань уважения и памяти всех погибших советских солдат: русских, эстонцев, евреев, украинцев, грузин........людей разной национальности. Горько, что госсударственные мужи не понимают этого.

Меня не возмущает сам факт переноса памятника, меня возмущает то, как это было сделано. Я не знаю действительных причин, по которым этот памятник нужно было переносить. Хочется верить, что не по националистическим мотивам и обидам на Советский Союз. Ведь все это можно было сделать более порядочно и цивилизованно. Есть множество примеров того, когда погибших воинов перезахоранивают с воинскими почестями, отдавая им дань уважения и чести. Если Эстония претендует на прво называться демократическим и цивилизованным госсударством, то и поступать, с кем бы то нибыло, нужно демократично и цивилизованно, в особенности с уже умершими солдатами, которые не могут уже постоять за себя, но погибли выполняя свой воинский долг.

Не хочу вешать ярлыки ни на Эстонию, как госсударство, ни на эстонцев, как граждан своей страны. Но то, что произошло, по моему мнению - это позор. Тем более, что пролилась кровь. Этого нельзя было допускать.

6

Решение убрать памятник из центра Таллина спровоцировало массовые беспорядки, которые произошли в столице Эстонии на минувшей неделе. Защитники Бронзового солдата были разогнаны полицией, которая применила слезоточивый газ, шумовые и световые гранаты, водометы. Более тысячи людей были задержаны, десятки арестованы. Во время массовых беспорядков погиб гражданин РФ.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров ранее заявил, что своими действиями по переносу памятника с его исторического места эстонское правительство "наплевало на общеевропейские ценности" и сделало выбор в пользу "ненормальных" отношений с Россией.

Недовольство политикой эстонских властей высказали и в самой Европе. В частности, председатель Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) Рене ван дер Линден выразил глубокую озабоченность событиями, произошедшими в Таллине. "Я понимаю, что наличие в Таллине памятника советскому Воину-освободителю довольно двусмысленно, поскольку по-разному символизирует болезненные моменты истории отношений между Россией и Эстонией. И именно поэтому останки солдат должны были покоиться с миром там, где они лежали, а не превращаться в политический инструмент", - подчеркнул председатель ПАСЕ.

новости

7

Американские юристы обвинили Эстонию в этнических чистках
Демонтаж памятника Воину-освободителю в Таллине — это лишь одно из звеньев «согласованной кампании по этнической чистке Эстонии от русских» граждан страны.

Уверенность в этом выразили сегодня американские юристы из крупной международной фирмы «Сидли Остин». Они представляют в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге интересы четырех эстонских компаний, принадлежащих эстонским гражданам русской национальности.

Адвокаты подчеркнули, что «незаконная экспроприация правительством Эстонии одного из морских портов в Таллине у его владельцев» — компаний БПВ, «Верест», «ЭЛА Толли» и «Агрин Партион» — это «еще один недавний пример подобного эстонского национализма». Порт, о котором идет речь, принадлежал в свое время советским вооруженным силам. Последующая его приватизация была проведена по правилам, установленным эстонскими властями, и признана ими: владельцы были зарегистрированы, облагались налогом. Затем, однако, власти экспроприировали эту собственность, утверждая, что изначально она должна была принадлежать Эстонии. Теперь владельцы добиваются в ЕСПЧ реституции или денежной компенсации.

Юристы в Вашингтоне и Брюсселе, участвующие в разбирательстве от «Сидли Остин», убеждены, что речь идет о «вопиющем примере дискриминации и мести в отношении этнических русских в Эстонии». В подтверждение они ссылаются на действия эстонских властей — от русофобских высказываний президента страны во время национализации до последующего систематического нажима на бывших владельцев порта со стороны правоохранительных органов Эстонии. По существу «эстонское правительство карает сегодняшних честных эстонских граждан за то, что происходило десятилетия назад при советской власти», — подчеркивают адвокаты.

Иск в ЕСПЧ был возбужден в декабре прошлого года. Разбирательство, по словам специалистов, может растянуться на месяцы, если не годы, передает ИТАР-ТАСС.

новости.

8

Дядька-1 написал(а):

Американские юристы обвинили Эстонию в этнических чистках

Молодцы юристы представляющие в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге интересы четырех эстонских компаний, принадлежащих эстонским гражданам русской национальности.
Они хорошо выполняют свою работу. Есть факты , надо это расследовать и наказать виновных.
Совершенно правильная позиции.

А как быть с теми грузинами , что были депортированы из России в 2006 гоуд.
К то ответит за смерть нсекольких человек при депортации. По каким законам делился бизнес.
Речь как всегда о том, что есть двойной стандарт.
Давайте анчнем со своей Родины, покажем пример честности, порядочности, объективности.
Понятие честный и независимый суд должен стать аксиомой.
Сколько дел в Страсбургском суде уже рассмотрено, а сколько еще будет.

9

Обзор публикаций в других странах.

http://www.inopressa.ru/inotheme/2007/0 … 52/estonia

В среду западные СМИ пишут о кризисе в отношениях России и Эстонии из-за решения правительства прибалтийской страны демонтировать памятник советским воинам, погибшим во Второй мировой войне.
The Economist отмечает, что столкновения в эстонских городах показали противоречия между разными слоями населения страны.

Пойдет ли Москва на разрыв дипломатических отношений с Эстонией, будет зависеть от того, что перевесит – чувство обиды, а также предвыборный политический капитал, который можно сколотить на наказании Эстонии, либо потребность России улучшить свою репутацию в глазах главного торгового партнера – Евросоюза.

Почему столько шума из-за одной-единственной статуи? Для большинства лиц эстонской национальности она символизирует возвеличивание Советской армии – силы, с помощью которой Эстония подвергалась 50-летней оккупации, начавшейся в 1940 году. Для русскоязычных жителей столицы (не все они русские, среди них много украинцев и белорусов) эта фигура – дань уважения Советской армии за ее вклад в разгром фашизма в Европе и память о 27 миллионах жителей СССР, погибших во время Второй мировой войны.

Эстонцы составляют примерно половину населения Таллина. Другая половина – русскоговорящие. Первые стремятся любой ценой уничтожить символы советской эпохи. Русскоговорящие воспринимают это как афронт, усиливающий ощущение, что в Эстонии их подвергают дискриминации (когда в 1991 году Эстония стала независимым государством, большинство русскоязычных жителей Эстонии не получили эстонское гражданство).

Вспышка насилия, которую повлек за собой демонтаж памятника, подчеркивает, как сильно расслоено эстонское общество, несмотря на то что во многих аспектах это самая успешная из бывших советских республик. Согласно законодательству Эстонии, право на гражданство не предоставляется автоматически тем, кто обосновался в стране в период советской власти. Лишь около трети лиц, которые в 1991 году имели статус "неграждан", получили гражданство, а вместе с ним – полные права на голосование и трудоустройство, путем натурализации. По статистике, русскоговорящие составляют вполне пропорциональную долю среди богатейших жителей Эстонии, зато в слоях со средним достатком их доля не слишком велика.

Теперь вопрос в том, что возобладает в России: инстинктивное желание ударить по Эстонии или необходимость улучшить свой имидж в глазах Евросоюза. Разрыв дипломатических отношений вряд ли сильно повредит Эстонии. Торговые санкции будут ощущаться болезненнее, хотя экономические интересы России – особенно в основных сферах экспорта – также пострадают. Кроме того, подобные санкции будут нарушением соглашений между Россией и Евросоюзом, отмечает издание.

Израильская газета The Jerusalem Post в статье "Битва вокруг эстонской истории" указывает, что любой, кому известно об отношении в балтийских республиках к истории Второй мировой войны, Холокоста и последовавших за ними событий, хорошо понимает, что раздоры вокруг памятника – это лишь вершина айсберга, лишь проявление более глубокой борьбы, которая идет вокруг недавней истории этих стран.

С тех самых пор как в 1991 году Эстония вернула себе независимость, 40-летний период советской власти, а также нацистская оккупация 1941-1944 годов стали предметом острых споров между эстонским большинством и этническими меньшинствами – русскими и евреями. Первые по понятным причинам предпочитают подчеркивать свои страдания при советской власти и ту роль, которую русские и евреи сыграли в преступлениях коммунистов, но в то же время замалчивают сотрудничество эстонцев с нацистами или преуменьшают его значение. Русские и евреи, со своей стороны, продолжают рассматривать победу Красной армии в Эстонии и конец нацистской оккупации как освобождение и спасение, пишет доктор Эфраим Зурофф, директор Центра Симона Визенталя в Израиле.

Важно помнить, что в Эстонии (как и по всей посткоммунистической Европе) этот спор влечет за собой множество практических последствий, и потому за прошедшие годы противоречия между сторонами только углубились.

Одна из наиболее очевидных проблем – уголовное преследование людей, совершивших преступления в годы советской власти. Так, эстонские судебные власти приложили немалые усилия к тому, чтобы осудить преступников-коммунистов, в основном русских. К настоящему моменту в Эстонии вынесено не менее десятка подобных приговоров. Однако нельзя сказать того же о расследованиях против эстонцев, сотрудничавших с нацистами и замешанных в преступлениях Холокоста, отмечает газета.

Перед эстонским судом не предстал ни один эстонский гражданин, участвовавший в преследованиях и/или убийствах евреев в годы Второй мировой войны, несмотря на то, что существует множество изобличающих доказательств как минимум по двум делам, представленным на рассмотрение за последние годы.

Недостаточная политическая воля Таллина, который не желает преследовать исполнителей Холокоста, отчетливо проявляется в публичных выступлениях таких чиновников, как бывший государственный прокурор Хейно Тынисмяги. В конце 2005 года он объявил о своем решении не преследовать в судебном порядке сотрудника эстонской политической полиции Харри Мяннила, который в 1941 году принимал участие в арестах евреев и коммунистов, впоследствии казненных его товарищами. Прокурор заявил, что эстонцы не могли быть замешаны ни в каких военных преступлениях нацистов, поскольку страна в то время была оккупирована. Эти слова явно противоречат многочисленным свидетельствам участия эстонцев в преступлениях времен Второй мировой и тому факту, что большинство местного населения поддерживало нацистскую оккупацию: в Эстонии не было никакого антифашистского подполья или сопротивления.

В том, что касается сохранения памяти о Холокосте и упоминания его в образовательных курсах, Эстония значительно отстает от других европейских стран – это отчетливо проявилось в долгом нежелании признать 27 января, день освобождения Освенцима, Днем памяти. То, что эстонских евреев не депортировали в этот лагерь смерти, предопределило выбор эстонского населения: подавляющее большинство (по данным опроса ежедневной газеты Eesti Paevaleht, 93%) выступило против введения такого дня.

Значительные расхождения в оценке важнейших событий новейшей истории Эстонии – основной фактор, порождающий напряжение в отношениях различных этнических групп страны. А если добавить серьезную дискриминацию при найме на работу и получении образования, что сплошь и рядом ощущает русскоязычное население, то становится понятно, почему перенос памятника солдату Красной армии из центра Таллина привел к самым масштабным волнениям в Эстонии за последние годы.

Убрав памятник, правительство премьер-министра Андруса Ансипа явно играет на националистических чувствах, однако в глазах этнических групп, спасенных Красной армией, подобный шаг граничит со святотатством. Он усиливает у русскоязычных жителей чувство, что с ними обращаются как с людьми второго сорта, и подобные столкновения становятся неизбежными.

Berliner Zeitung пишет о том, что конфликт между эстонцами и русскими вокруг памятника советскому воину бередит глубокие исторически раны.

То, что с этого времени происходит в российской столице, вызывает ощущение, что речь идет не о переносе памятника, а об иконоборчестве. Околокремлевские молодежные организации с конца минувшей недели осаждают здание эстонского посольства. Они требуют от посла Эстонии вернуться на ее "фашистскую" родину и заявляют о своем желании "демонтировать" здание, если в течение трех дней Бронзовый солдат не будет установлен на прежнем месте. Верхняя палата российского парламента потребовала прекратить дипломатические отношения с Эстонией, а делегация представителей Комитета Госдумы по делам ветеранов, направленная в Таллин, потребовала отставки эстонского правительства. Министр иностранных дел РФ грозит соседней Эстонии последствиями, а мэр Москвы призвал к бойкоту эстонских товаров.

Между тем экс-канцлер Германии Герхард Шредер подверг критике "непочтительное отношение" эстонских властей " к памяти русских солдат, отдавших свои жизни в борьбе с фашизмом". По его словам, это противоречит "цивилизованному поведению".

Газета Die Tageszeitung замечает, что в России тоже есть проблемы с перезахоронением останков своих героев, павших в Великой Отечественной войне. В подмосковных Химках, на пути к аэропорту Шереметьево, о событиях Второй мировой войны напоминают два памятника. Перед торговым комплексом "Икея" противотанковыми ежами обозначено то место, где были остановлены немецкие войска. Напротив, в нескольких сотнях метров, стоит памятник, у подножья которого покоились шесть погибших летчиков.

Утром 19 апреля к нему подъехали бульдозеры. Затем рабочие-таджики собрали кости в полиэтиленовые пакеты. Часть останков, как утверждают ветераны, остались незамеченными, а разрытые могилы – неогороженными. Только когда о событии заговорили, когда появились параллели с перезахоронением в Таллине, власти отреагировали на происходящее и заявили, что еще до 9 мая, до Дня Победы, павшие воины будут захоронены на кладбище.

Но кости исчезли. Химкинская администрация кивает на морг в Сходне, где, однако, ничего не знают о том, где сейчас находятся останки, а похоронная контора "Ритуал" отказывается предоставлять какую бы то ни было информацию. Более того, протестующие граждане подверглись значительному давлению со стороны милиции и местных властей. Пикетчиков-коммунистов в электричке избили милиционеры,

Москва старается, чтобы громкой огласки дело не получило. Решение о перезахоронении было принято еще два года назад, однако из-за протестов его реализация была отложена. Министерство культуры Московской области одобрило планы по перезахоронению и строительству на месте памятника Центра аэрокосмических технологий и инноваций – такова информация, полученная общественным движением "Россия – здравый смысл". Расширение Ленинградского шоссе и проститутки у памятника – это только предлог, говорят там.

Против перезахоронения выступают не все ветераны. Председатель местного союза ветеранов Петр Костин поддерживает власти. "Даже по нормам христианской морали необходимо было перенести останки солдат в более достойное место", – сказал он.

10

И где надо бороться с фашизмом.
Вопиющие случаи на родине, полное молчание власти.

Где фашизм поднимает голову?

По данным российских правозащитников, за четыре месяца этого года в России произошло около 200 нападений на почве расовой ненависти и ксенофобии, в результате которых погибли 25 человек, 154 получили ранения.

По данным российских правозащитников, за четыре месяца этого года в России произошло около 200 нападений на почве расовой ненависти и ксенофобии, в результате которых погибли 25 человек, 154 получили ранения.

Как сообщила в среду "Интерфаксу" заместитель директора аналитического центра "Сова" Галина Кожевникова, в этом году по сравнению с аналогичным периодом прошлого года число преступлений на почве национальной ненависти увеличилось на треть.

Кожевникова отметила, что нападения в этом году произошли в 19 российских регионах, среди которых "лидируют" Москва, Санкт-Петербург и Нижний Новгород. "В Москве в этом году от рук скинхедов погибли 17 человек, 52 получили ранения. В Санкт-Петербурге убиты трое, 40 человек пострадали. В Нижнем Новгороде из-за расистских нападений получили ранения 29 человек", - сообщила представитель центра "Сова", который ведет мониторинг проявлений ксенофобии по России.

Правозащитники отмечают, что в России сейчас действуют около 60 тысяч так называемых скинхедов. В основном они нападают на выходцев с Кавказа и из Центральной Азии, а также на представителей молодежных субкультур и сексуальных меньшинств.

Последним пострадавшим, возможно, на националистической почве, стал гражданин Китая. Лю Ян, студент пятого курса Московского автодорожного института был избит неизвестными 1 мая в Кочновском проезде на севере Москвы. Пострадавший госпитализирован с закрытой черепно-мозговой травмой, с сотрясением головного мозга и ушибленной раной височной части головы в 81-ю городскую больницу.

На сайте центра "Сова" отмечается, что в это день в Москве, одновременно с массовыми демонстрациями по случаю Праздника всех трудящихся проходила и националистическая акция. Националисты прошли маршем от аллеи Космонавтов до телецентра "Останкино", скандируя лозунги "Мир! Труд! Первомай! Гастарбайтер уезжай!", "Кондопога!", "Разноцветная страна русским больше не нужна!", "Долой иммигрантов, выше зарплату!", "А ну-ка давай-ка, уе… отсюда" и "Зигу-загу". В мероприятии приняло участие около 500 человек, членов Движения Против Нелегальной Иммиграции (ДПНИ), "Народного контроля", НДПР, Союза православных хоругвеносцев и "Национального союза", РОД, Русского порядка. Затем у Останкинского телецентра прошел митинг.

http://newsru.com/russia/02may2007/nazi.html

11

Vladimir написал(а):

А как быть с теми грузинами , что были депортированы из России в 2006 гоуд.
К то ответит за смерть нсекольких человек при депортации. По каким законам делился бизнес.
Речь как всегда о том, что есть двойной стандарт.
Давайте анчнем со своей Родины, покажем пример честности, порядочности, объективности.
Понятие честный и независимый суд должен стать аксиомой.
Сколько дел в Страсбургском суде уже рассмотрено, а сколько еще будет.

Володя давай для этих вопросов откроем соответствующие темы. Здесь мы, все-таки, обсуждаем демонтаж памятника воину-освободителю в Таллинне.

12

Дядька-1 написал(а):

Володя давай для этих вопросов откроем соответствующие темы. Здесь мы, все-таки, обсуждаем демонтаж памятника воину-освободителю в Таллинне.

Толя.
Более-менее все это пересекается.
Твое предложение на название новой темы обсуждения.

13

Vladimir написал(а):

Толя.
Более-менее все это пересекается.
Твое предложение на название новой темы обсуждения.

Да как угодно. Например "Депортация грузин из России", "В России фашизм поднимает голову" или "Эксгумация военных летчиков в России".

14

У Эстонии нашлись сторонники. Их аргументы

Решение о переносе Бронзового солдата находится исключительно в компетенции правительства Эстонии, считают НАТО, США и Грузия.
Германия призывает к решению проблемы посредством диалога.

МОСКВА/ВАШИНГТОН/ТАЛЛИН/БЕРЛИН/ТБИЛИСИ, 3 мая — РИА Новости. Крупнейшие страны Запада поддержали позицию эстонских властей, подчеркнув, что решение о переносе «Бронзового солдата» находится исключительно в компетенции правительства Эстонии.

По словам пресс-секретаря канцелярии президента США Тома Кейси, «решение о памятнике солдату, победившему нацистскую армию во время Второй мировой войны, является делом правительства Эстонии».

«Мы приветствуем обеспечение спокойствия в Таллине после переноса „Бронзового солдата“, — отметил он.

В заявлении Белого Дома, распространенном в эстонских СМИ, поддерживается призыв президента Эстонии Тоомаса Хендрика Ильвеса к поиску диалога между эстонцами и русскими. Кейси также советует начать диалог между правительствами Эстонии и России. Помимо этого, Белый Дом выразил обеспокоенность в связи с событиями вокруг посольства Эстонии в Москве.

«Мы обеспокоены в связи с продолжающими поступать сообщениями о насилии и притеснениях, включая притеснения в отношении эстонского дипломатического персонала и помещений в Москве», — говорится в документе.

«Мы просим власти Москвы сделать все возможное для уменьшения напряженности и соблюдения Венской конвенции», — отмечается в заявлении.

В свою очередь, Германия, как действующий председатель Европейского союза призвала Россию и Эстонию решить возникшие между ними проблемы в духе взаимного уважения. Как говорится в официальном заявлении председательствующей страны, «ситуация вокруг эстонского посольства в Москве дает в настоящий момент повод для беспокойства».

В этой связи, как отмечается в заявлении, председательствующая в ЕС страна настоятельно призывает Россию «выполнить свои международные обязательства, вытекающие из Венской конвенции о дипломатических отношениях, защитить персонал, а также территорию эстонского представительства, и гарантировать свободный доступ в представительство».

В документе подчеркивается, что Германия как председатель ЕС пытается содействовать деэскалации посредством своих бесед со всеми участвующими в конфликте сторонами.

В эмоционально накалившейся ситуации вокруг вопроса о советских военных захоронениях в Эстонии уместен деловой диалог. Председатель ЕС настойчиво призывает (стороны) решить возникшие проблемы в духе взаимопонимания и взаимного уважения«, — говорится в заявлении Германии.

Между тем генеральный секретарь НАТО выразил поддержку Эстонии, назвав перенос памятника воину-освободителю внутренним делом Эстонии. «Перенос надгробного памятника Второй мировой войны является внутренним делом Эстонии», — подчеркнул генсек НАТО Яап де Хооп Схеффер в телефонном разговоре с президентом Эстонии.

По словам Схеффера, Россия должна немедленно разблокировать эстонское посольство в Москве, прекратить нарушения Венской конвенции и гарантировать безопасность эстонских дипломатов.

Генсек НАТО также выразил озабоченность кибер-атаками на интернет-сайты эстонских государственных учреждений.

Ранее президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес утверждал, что атаки на Эстонию идут и с компьютеров, принадлежащих российским правительственным ведомствам.

О своей поддержке эстонской позиции заявили и представители парламента Грузии. По словам председателя парламентского комитета по внешним связям Константина Габашвили, «со стороны России в отношении Эстонии осуществляется откровенное давление и агрессия и нужно, чтобы Грузия объявила официальную поддержку этой стране».

По его словам, тема, из-за которой обострились российско-эстонские отношения (перенос памятника Воину-освободителю), является внутренним делом Эстонии и «ни одна страна не имела права вмешиваться в эти процессы». Габашвили сказал, что «заявление, которое примет парламент, станет выражением позиции Грузии в поддержку демократии».

Памятник Воину-освободителю на холме Тынисмяги в центре Таллина был демонтирован 27 апреля, что вызвало массовые беспорядки. С 27 апреля, полиция задержала в общей сложности более тысячи человек. В ходе беспорядков один человек погиб, десятки были ранены.

Активисты российских молодежных организаций шесть дней проводят акции у эстонского посольства в Москве, протестуя против решения властей Эстонии перенести «Бронзового солдата» из центра Таллина.

новости

15

Как вы думаете, если бы перенос памятника в Эстониии был организован так же как перезахоронения  останков советских воинов в Латвии, вызвало бы это такие беспорядки?

В Латвии прошла церемония перезахоронения останков советских воинов

На братском кладбище в латвийском местечке Ропажи, примерно в 30 километрах от Риги, сегодня, 4 мая, состоялась ежегодная церемония перезахоронения останков советских воинов, погибших на территории Латвии во время Второй мировой войны. Как корреспонденту ИА REGNUM сообщил первый секретарь посольства России в Латвии Сергей Торопов, в мероприятии приняли участие посол Российской Федерации Виктор Калюжный, посол Белоруссии Александр Герасименко, представители посольства Украины, ветераны Великой Отечественной войны. Для участников войны посольство России предоставило два автобуса, которые доставили их из Риги и обратно.

По словам Торопова, в течение последнего года латвийский поисковый отряд «Легенда» под руководством Талиса Эшмитса обнаружил останки 87 советских военнослужащих, из которых 68 были опознаны. Торжественная церемония перезахоронения в Ропажы традиционно приурочена к Дню Победы 9 Мая.

новости

16

На мой взгляд, то,что происходит в Эстонии - это их внутреннее дело. То, что вытворяют наши защитники справедливости у стен Эстонского посольства просто недопустимо. Конечно, я резко осуждаю то, что делают эстонцы, так как это нагнетает тревожную обстановку в самой Эстонии и в отношениях с Россией. Хотел бы только посоветовать не поддаваться на провокации невзлюбить всех прибалтов и даже членов Церкви. Это не по-христиански. Они могут относиться к нам так, как хотят, но мы должны быть мудрыми.

17

Особо раздражает меня призывы непотреблять эстонскую продукцию - грязный популизм. Я думаю, что здесь больше всего пострадают и наши соотечественики, живущии в Эстонии и дружественная России эстонская общественность, которая тесна с Россией экономически.

18

Дядька-1 написал(а):

Как вы думаете, если бы перенос памятника в Эстониии был организован так же как перезахоронения  останков советских воинов в Латвии, вызвало бы это такие беспорядки?

Толя.
Здесь ситуация не аналогична.
Не сравнима.

Понятно, что речь идет о внятных договорных отношениях между властью и населением, коих не произошло в Эстонии. Понятно, что накопились обиды, претензии населения к правительству и в особенности русскоязычного населения.
Но речь то идет не об этом.
О спекуляции на националистической волне.
О нарушении международных норм, связаных с оккупацией посольства.
О том, в конце концов, что в своей стране все то, что возмущает ура-патриотов процветает самым ужасным образом.
О том, что вот оно поле деятельности, чтобы навести порядок у себя.
И нет этих людей.

Вот такая статья мне  вчера попалась в Новой газете.
Понравилась.
http://www.novayagazeta.spb.ru/2007/32/3

КОГДА ИМПЕРИЯ ЗЛА
В Кремле злятся на Эстонию, потому что все еще считают ее «русской колонией»

Представим себе, что в разгар антигрузинской кампании по Невскому проспекту прошло шествие грузин, которые били бы стекла в домах, переворачивали автомашины и грабили магазины.
   А затем, когда милиция разогнала и задержала участников этого шествия – российское посольство в Грузии окружили бы пикетчики, блокировали вход и выход, начали собирать подписи за его немедленный снос и сорвали российский флаг. А затем Грузия обратилась бы в Евросоюз с протестом против «бесчеловечных и жестоких действий» российской милиции и объявила погром выражением «справедливого гнева» со стороны своих сограждан. А затем спикер грузинского парламента призвал бы разорвать с Россией дипломатические отношения, а депутаты – использовать современные политические технологии, чтобы дестабилизировать ситуацию в России и добиться свержения действующей власти. А затем министерство иностранных дел Грузии назвало бы действия России фашизмом. А затем мэр (или как он у них называется?) Тбилиси призвал бы бойкотировать все российское и порвать с Россией все связи…
   Трудно сомневаться в том, какая реакция последовала бы в этом случае из России. Разногласия возникли бы лишь в одном: отправить в Грузию команду психиатров – или отправить туда же всех грузин, начиная с Зураба Церетели?
   Да простит меня глубоко уважаемый мною грузинский народ за этот мысленный эксперимент, не имеющий ничего общего с действительностью – его цель заключается лишь в том, чтобы заставить российские власти и тех, кто сегодня разделяет нарастающую антиэстонскую истерику, посмотреть на себя со стороны. Ведь все то, что описано, происходит на самом деле – но только не между Грузией и Россией, а между Россией и Эстонией.
   И насчет «свержения власти» – чистая правда: на думском заседании депутат Любомир Тян из «Единой России» публично заявил, что «надо применить современные технологии по введению какой-то дестабилизации в Эстонии и свержению действующей власти». Еще, что называется, чернила не просохли на послании президента Путина к парламенту, где он вещал, что, мол, «растет поток денег из-за рубежа, используемых для прямого вмешательства в наши внутренние дела». Попробовал бы кто-нибудь в эстонском парламенте выступить с аналогичной речью – небось, российский МИД хватил бы кондратий от праведного гнева…
   Что ужасного случилось в Эстонии, чтобы реагировать в таких сильных выражениях? Правительство решило перенести памятник Воину-освободителю (а также расположенные около него воинские захоронения) из центра Таллина на военное кладбище? Не снести, не распилить на части – как уверяли российские телеканалы, – а всего лишь переставить на другое место. И туда же перенести и воинские захоронения, находившиеся рядом с бронзовым солдатом. Где тут «варварство», «кощунство» и «надругательство над мертвыми»? Где «пересмотр итогов Второй мировой войны» (именно так квалифицируют случившееся представители российского МИДа, видимо, до сих пор живущие во времена войны «холодной»)?
   «Произошедшее в Таллине требует срочной, жесткой, объективной, неполитизированной оценки со стороны европейских и евроатлантических институтов», и «двойных стандартов здесь быть не может», – взывает к Западу российский МИД. Насчет двойных стандартов – полностью согласен. Но, помнится, когда в Европе давали «жесткие и объективные» оценки происшедшего на Маршах несогласных, где российская милиция избивала мирных граждан, расходящихся после законных митингов, – МИД закатывал истерики, заявляя о «недопустимом вмешательстве в наши внутренние дела». При этом, заметим, участники маршей не громили все на своем пути, более того – после них не оставалось ни одного разбитого стекла! Но это ничуть не мешало тем же людям, которые сейчас с пеной у рта кричат о «бесчеловечных действиях» эстонской полиции, называть своих сограждан, ставших жертвами ОМОНа, «экстремистами, отрабатывающими долларовые гранты от тех, кто готов раскошелиться на новую российскую смуту».
   Так как насчет «двойных стандартов»? Почему уничтожение могил летчиков-героев в Химках – законные действия властей, а перенос памятника в Таллине – «фашизм»? Почему те, кто выходит на митинг в Химках, – это «экстремисты», а те, кто прошел, как вандалы, по таллинским улицам, – «антифашисты»?
   Если бы Россия действительно хотела решить проблему бронзового солдата, парламентская делегация отправилась бы в Таллин не сейчас, а месяц назад – когда эстонский парламент обсуждал закон, позволяющий переносить воинские захоронения. И в спокойном и аргументированном споре попыталась найти решение, которое ни у кого не вызвало бы ощущения «победы» или «поражения».
   Вместо этого российские депутаты сперва вылили на Эстонию ушат грязи, а потом приехали в Таллин и заявили, что новое место для памятника их не устраивает и они будут добиваться его возвращения на прежнее место. Более того, они призвали к отставке эстонского правительства. В общем, все так, как будто бы Эстония является российской колонией, куда приехала разбираться инспекция из метрополии. Хотелось бы посмотреть на реакцию в России, если бы у нас так повела себя какая-нибудь делегация…

Борис ВИШНЕВСКИЙ

Кстати рекомендую.
Вот сайт этой газеты.
http://www.novayagazeta.ru/

Санкт-Петербург
http://www.novayagazeta.spb.ru/

Толя.
Я думаю, что и тебе это будет очень интересно.

19

И вот еще.

Пока в Таллинне делают политический капитал на костях, в России на тех же костях просто делают деньги. И не только в подмосковных Химках, где ради нового строительства ликвидировано захоронение летчиков-героев, но и в Петербурге, где к ликвидации намечены сразу два мемориала: форт “Красная Горка” и знаменитое Марсово поле. По сведениям “Новой”, на месте форта собираются возвести элитный коттеджный поселок, а на Марсовом поле — оборудовать подземный паркинг для состоятельных автовладельцев.....
http://www.novayagazeta.ru/data/2007/32/00.html

Ну а это вообще подсудное дело.
“Они дискредитируют нашу страну”.
--

и сама статья
http://www.novayagazeta.ru/data/2007/32/19.html

увеличить

20

Дядька-1 написал(а):

Я уважаю право эстонского народа и правительства высказывать свое недовольство тому, что Советский Союз, в свое время, оккупировал эту страну. Опять же под понятием "оккупация" в данном случае я понимаю силовое вторжение Советской Армии на территорию Эстонии. Если же это произошло другим способом, например заключение договора или какой либо другой нормативный акт, по которому Эстония вошла в состав СССР, то справедливо ли тогда предъявлять претензии только России, как правоприемнице СССР. Может быть и "в своем глазу стоит заметить бревно". Думаю, что историки смогут расставить все точки над "I", и дать правдивую информацию о том, каким же методом Эстония стала советской республикой.

Вот так выглядит правда по эстонски:

Официальная история Эстонии: 1944 - год трагедии

В преддверии 60-летия Победы над фашизмом посольство Эстонии в России разместило на своем сайте официальную эстонскую трактовку событий истории Второй мировой войны.
ИА REGNUM считает возможным привести данный текст без купюр и комментариев.

1944 - ГОД ТРАГЕДИИ ЭСТОНИИ

В 1944 г. советские и немецкие войска вели на эстонской земле ожесточенные бои, в которых обе стороны имели большие потери. Тысячи эстонцев, мобилизованные в противоборствующие армии, были втянуты в конфликт и зачастую были вынуждены сражаться друг против друга на линии огня. Эстонцы шли на войну, надеясь, что она закончится восстановлением независимости Эстонии.

В 2004 г. Эстония отмечает 60-летие боев 1944 г. и попытки восстановить независимость страны. Она поминает десятки тысяч своих граждан, которые во имя независимости Эстонии погибли в 1944 году или были замучены в лагерях ГУЛАГа. Эстония потеряла за годы Второй мировой войны пятую часть своего населения. Ниже приведены некоторые ключевые даты и события 1944 года.

Советская и немецкая оккупации в Эстонии

Советский Союз оккупировал Эстонию 17 июня 1940 г., аннексировав ее 6 августа того же года. Летом 1941 г. советским режимом в Эстонии были проведены массовые репрессии. В июне 1941 г. более 10 000 граждан страны, в том числе русские и евреи, были депортированы в отдаленные районы Советского Союза. Демократические государства мира никогда не признавали советской оккупации. Когда началась война между Советским Союзом и Германией, советская власть мобилизовала около 50.000 эстонцев в призывном возрасте. Части из них удалось уклониться от призыва, а примерно 32.000 человек были отправлены в "трудовые" лагеря, где их держали насильно до конца 1942 г. Тысячи мобилизованных погибли в этих лагерях от голода, непосильной работы и эпидемий. В 1942 г. из эстонцев, вывезенных в Советский Союз или живших там до войны, был сформирован 8-й стрелковый корпус Красной армии.

Летом 1941 г. тысячи эстонцев ушли в леса, спасаясь от депортации и принудительной мобилизации. Тысячи мужчин также бежали в Финляндию, где они вступали в финскую армию. Перед самым отступлением органами НКВД было убито 2.000 человек. За советской оккупацией в июле 1941 г. последовала немецкая. Она продолжалась до 1944 г. За эти 3 года было убито около 8.000 жителей Эстонии. Более 20.000 граждан других стран Европы, в том числе множество евреев, а также советских военнопленных, погибли в нацистских лагерях на эстонской земле. В августе 1942 германским руководством было санкционировано формирование Эстонского легиона в составе "Ваффен-СС". В нарушение международного военного права началась мобилизация эстонцев. Нашлись и добровольцы, которые пошли на сотрудничество с немецкими оккупантами. В январе 1944 г. началось наступление Красной армии в направление Эстонии с востока. В конце января началась активная мобилизация эстонцев в немецкую армию. 7 февраля 1944 г. последний премьер-министр Эстонской Республики Юри Улуотс призвал эстонцев участвовать в мобилизации. Улуотс, как и другие эстонские политики, видел в борьбе с Красной армией возможность предотвратить новую советскую оккупацию и восстановить после окончания войны независимость Эстонии.

К весне 1944 г. примерно 32.000 человек были мобилизованы в немецкую армию. Было сформировано 7 так называемых пограничных полков и Эстонская 20-я дивизия, состоявшая из 15.000 человек, призванных для военных действий на фронте. В августе 1944 г. были мобилизованы молодые люди 1926 года рождения, которые в основном вошли в состав 20-ой дивизии, 3.000 молодых людей в возрасте 16-17 лет были мобилизованы на вспомогательную службу авиации. Всего в немецкую армию в 1944 г. было мобилизовано примерно 38.000 человек.

Бои на восточном фронте

2 февраля 1944 Красная армия перешла реку Нарва и создала несколько плацдармов для подготовки последующего наступления. 11 февраля 1944 Красная армия начала штурм Нарвы, который противнику удалось остановить. В конце июля атака возобновилась и Красная армия заняла полностью разрушенную Нарву 26 июля 1944. Еще 8 марта советская авиация разбомбила Старый Таллинн. После падения Нарвы германские войска отступили к линии, что примерно в 20 километрах западнее Нарвы, в холмистой местности Синимяэе. Почти 3 недели там продолжались ожесточенные сражения. Оба противника понесли крупные потери и множество эстонцев, воевавших по обе стороны огневой линии, погибли в этих боях. Красной армии не удалось прорвать немецкую линию защиты. В середине августа Красная армия начала новое наступление на юго-востоке Эстонии и заняла города Выру и Тарту. Временно германским войскам удалось приостановить Красную армию на реке Эмайыги. Однако, в сентябре советское командование бросило на фронт свежие силы, включая 8-ой эстонский стрелковый корпус. Гитлер дал приказ об эвакуации из Эстонии 16 сентября 1944. На следующий день, 17 сентября, Красная армия начала очередное наступление. С 17 по 22 сентября эстонские подразделения в составе двух вражеских армий не раз сталкивались в братоубийственных боях.

Попытка восстановления независимости

В марте 1944 г. был создан общеэстонский координационный центр - Национальный Комитет Эстонской Республики. Национальный Комитет был поддержан множеством политических движений Эстонии, включая представителей как про-правительственного, так и оппозиционного крыла политической элиты второй половины 1930-х годов, которым удалось избежать советских и нацистских репрессий. Целью комитета было восстановление независимости Эстонии на основании принципа правопреемственности Эстонской Республики, а также Атлантической Хартии, которая предусматривала восстановление независимости всех государств, потерявших ее в результате Второй мировой войны. 1 августа 1944 г. Национальный Комитет провозгласил себя носителем высшей государственной власти в Эстонии. 18 августа временный президент Юри Улуотс назначил новое правительство во главе с Отто Тифом. В ситуации общей неразберихи предполагалось воспользоваться перерывом между отступлением немцев и приходом советских войск. Правительств издало номер Riigi Teataja (правовые акты Эстонии), а также декларировало по радио (на английском языке) о своем нейтралитете в настоящей войне. На башне Длинный Германн был поднят государственный флаг Эстонской Республики. Правительство покинуло Таллинн до прихода советских войск. Большинство членов правительства были вскоре арестованы советскими органами безопасности и отправлены в сибирские лагеря. Тяжелобольному Юри Улуотсу удалось бежать в Швецию, где он вскоре скончался.

Вторая советская оккупация

22 сентября 1944 г. Красная армия заняла Таллинн. С башни Длинный Германн был сорван национальный триколор и поднят красный флаг. Кровавые бои на Моонзундских островах длились до конца ноября. 24 ноября 1944 г. была захвачена южная точка острова Сааремаа и тем самым оккупация Эстонии Советским Союзом была завершена. Советский аппарат власти прибыл в Таллинн 25 сентября 1944 г. Его целью была полное уничтожение эстонской государственности и национальной элиты. В 1944-53 гг. десятки тысяч эстонцев были отправлены в лагеря ГУЛАГа или депортированы. Примерно 70.000 эстонцев были вынуждены покинуть свою родину. Они бежали в Швецию и в Германию, где оказались в лагерях перемещенных лиц. Тысячи погибли в волнах штормового Балтийского моря, корабли и лодки беженцев бомбили советские самолеты. Несмотря на оккупацию Эстонии Советским Союзом, демократические государства продолжали признавать Эстонскую Республику и ее иностранные представительства в Соединенных Штатах и Великобритании. В 1991 г. независимость Эстонии была восстановлена и многие страны, включая США, Великобританию и Канаду, возобновили дипломатические отношения с Эстонской Республикой. 1991 год - это год окончания Второй мировой войны для Эстонии. Последние оккупационные войска были выведены из страны 31 августа 1994 г. Эстония потеряла во Второй мировой войне около 200.000 человек, т. е. 20 процентов своего населения.

сноска на статью

21

Вот еще статья, что мне понравилась.

-----------------------------------------------------------

Российский историк: Проблема в том, как жить рядом двум народам с такой разной исторической памятью
По просьбе ИА REGNUM ситуацию, сложившуюся в эстоно-российских отношениях в ходе кризиса вокруг переноса монумента Воину-освободителю с площади Тынисмяги в Таллине, прокомментировал российский историк Александр Даниэль.

Во всей этой истории с Тынисмяги есть две составляющие.

Одна - скучная до зевоты: слова и поступки политиков с обеих сторон.

Эстонская политическая элита решает свои проблемы: балансирует между европейским общественным мнением, с одной стороны, и местными радикалами - с другой. Делает она это с грацией и изяществом эстонского национального слона в посудной лавке. Бронзовый солдат как таковой им неинтересен.

Политический бомонд России с радостным визгом рвет на части дорогой подарок, присланный ему из Таллина: объявлен конкурс на самый крутой патриотизм. А давайте не покупать их свинину! А давайте разорвем дипотношения! Нет, давайте лучше по камушку, по кирпичику раскатаем посольство в Калашном переулке! И так далее. Им "Бронзовый солдат" тем более безразличен.

А тем временем в Химках потеряли (!) прах летчиков, защищавших в 1941-м Москву - и запретили митинг протеста по этому поводу.

Все это глубоко неинтересно. Чего мы, собственно говоря, от них, политиков, ждали?

А вот вторая составляющая скандала представляет (для меня, во всяком случае) серьезную, на мой взгляд - трагическую проблему и вызывает (у меня) огромный интерес. Это несовпадение исторической памяти; двух, нет, даже трех исторических памятей - нашей, эстонской и русскоязычной общины Эстонии.

Для нас война 1941-1945 - это война против варварского иноземного нашествия, война за спасение России от гибели, счастливо совпавшая, к тому же, со Второй мировой - войной против нацизма. Для нас ребята, которые похоронены на Тынисмяги, - это солдаты Великой Отечественной и Второй мировой, солдаты, воевавшие против Гитлера. Они воевали против Гитлера в России, в Эстонии, на Украине, в Польше, в Германии, все равно где - и вовсе не для того, чтобы кого-то завоевать. Не до того им было.

За что они воевали? Лично они, наверное, просто выполняли приказ старшины; страна в целом воевала за свою свободу и немножко - за все человечество. Стране тоже было не до "территориальных приобретений" и "державной мощи"; разве что обитатели Кремля об этих материях всерьез размышляли - но к национальной памяти их размышления никакого отношения не имеют. Для нас "Бронзовый солдат" на Тынисмяги, может быть, и не "освободитель Эстонии", но уж точно не "завоеватель Эстонии", не воин Империи.

Так мы помним и так будем помнить.

В сознании русских в Эстонии все эти смыслы "Бронзового солдата" тоже присутствуют, хотя, насколько я знаю, теперь уже в сильно редуцированном виде: мы плохо представляем себе, насколько тамошние русские оторвались за 15 лет от России, насколько их сознание отличается от нашего сознания, насколько они отделяют себя сегодня от России. Россия для них все больше становится символом и легендой, скорее "прародиной", чем Родиной. Поэтому памятник в Таллине для них в меньшей степени, чем для нас, символизирует спасение России и мира от гитлеризма. Он скорее значит для них изгнание немцев из Эстонии, которую они считают своей Родиной. Но есть для них в этом памятнике еще и дополнительные смыслы. Изгнание немцев - это как бы предварительное условие для поселения в Эстонии их дедушек и бабушек. И Вторая мировая для них - это, помимо прочего, еще и история возникновения их общины. Поэтому "Бронзовый" в определенном смысле символизировал для них их легитимацию как жителей Эстонии - ту легитимацию, которую постоянно ставят под сомнение эстонские радикальные националисты. Для них он - не столько Воин-освободитель, сколько "первопоселенец"; что-то вроде памятника лорду Гастингсу в Бомбее для англо-индийцев (между прочим, не слыхал, чтобы индийское правительство когда-нибудь намеревалось его демонтировать - а ведь англо-индийцев в Индии не треть, а ничтожное меньшинство).

Так они помнят и вряд ли когда-нибудь будут помнить по-иному.

А вот для заметной части эстонцев (в том числе и для некоторых эстонских русских - для тех из них, чьи предки жили в Эстонии до 1939, как, например, староверы Причудья) Вторая мировая война имеет один-единственный смысл: это война, в ходе которой их страна потеряла свою независимость, стала жертвой варварского иноземного нашествия. Не стоит тешиться официально провозглашенной исторической доктриной "трех оккупаций": это - для Совета Европы. На самом деле в этой разновидности национального сознания присутствуют две оккупации - 1939-1940 и 1944-1991. А период 1941-1944 для них не оккупация, а временное освобождение от русского ига, и немцы - не оккупанты, а едва ли не освободители. Эстония - единственная, кажется, европейская страна, занятая вермахтом, в которой не было национального антифашистского Сопротивления. В Литве многочисленные националистические подпольные группы и боевые отряды сопротивлялись нацистской оккупации; на Украине против немцев сражались бойцы УПА ("бандеровцы"); даже в Латвии под конец оккупации какое-то антинемецкое шевеление имело место... А в Эстонии - не было. (Я имею в виду национальное антинемецкое Сопротивление, а не действия советских партизан, забрасываемых за линию фронта из Москвы. Символическая попытка - полугероическая, полусамоубийственная - нескольких таллинских интеллигентов создать в 1944 году, во время отступлении вермахта, "эстонское национальное правительство" вряд ли может считаться эпизодом антинемецкого Сопротивления).

И то сказать, а чего им такого дурного немцы сделали? Эстонцев, как таковых, они не трогали, только евреев уничтожили. Не случайно в официальных документах сегодняшней Эстонии события сентября 1944 именуются "Захватом Таллина Красной Армией". Не "освобождением", не дай Бог, и даже не нейтральным "занятием города", а захватом. И это относится не только к действиям Советской армии, но и к военным операциям союзников; как мне говорил лет семь тому назад один очень милый человек - эстонский националист (кстати, этнический русский): "Пусть они (англичане и вообще европейцы) сначала извинятся за то, что разбомбили в 1944-м наш Оперный театр, а потом уже учат нас правам человека". Так что немцы для них - никак не оккупанты, а, скорее всего, освободители-неудачники. А англо-американцы - пособники русских оккупантов, которые, правда, могли искупить свою вину перед эстонским народом, бросив году этак в 1947-м парочку атомных бомб на Москву, но не сделали этого, предав Эстонию в очередной раз. (Я, конечно, немножко утрирую, но не так уж сильно). И поэтому наша аргументация насчет того, что, мол, "Воин" на Тынисмяги - это не солдат 1940-го, а солдат 1944-го, солдат войны с Гитлером, не работает. Они были если не на другой стороне, то уж точно не на нашей, и не склонны по этому поводу рефлексировать. Это я не в смысле морализаторства: всякое бывает в истории - и Махатма Ганди в той войне был на другой стороне...

Так они помнят. Хорошо это или плохо? У них есть основания помнить именно так, а не иначе: 14 июня 1941, за неделю до начала войны, многие тысячи эстонцев, в том числе женщины, старики и дети, были за одну ночь вывезены в товарных вагонах в Россию - в лагеря или в Сибирь на спецпоселение. И гибли в последующие годы именно те, кого вывезли, а не те, кто остался в Эстонии и попал "под немцев". Да и 45 лет, последовавших за сентябрем 1944 (и особенно депортации 1948-го), отбрасывают свою тень назад в прошлое. Я достаточно видел эстонских могил в своих поездках по Сибири, чтобы относиться чистоплюйски к этому варианту памяти.

Проблема не в этом. Проблема в том, как жить рядом двум народам с такой разной исторической памятью. И дело не в том, что мы, русские, чего-то там не хотим помнить. Лично я всю свою сознательную жизнь знал и про эстонские депортации, и про литовские, и про латышские: знал, помнил, сочувствовал, стыдился. Но это мое знание и мой стыд не могут заставить меня отнестись к памятникам нашим солдатам Отечественной войны, где бы они ни стояли, иначе, чем я к ним всегда относился. Думаю, что все мы здесь в России - даже если внезапно вновь дружно возобновим прерванный процесс осмысления собственного прошлого и осмыслим его с той полнотой, с которой, как казалось, готовы были делать это в конце 1980-х, - все равно не изменим нашего национального отношения к Отечественной войне и к памяти наших солдат, погибших на этой войне. Максимум того, что мы здесь можем, - это не забывать о другой стороне медали, помнить о том, что существует и другая память, и пытаться эту другую память понимать. Но принять ее как свою мы не можем. И не должны этого делать.

А вот как решать в такой ситуации конкретные конфликтные проблемы - это вопрос.

На днях я говорил на эту тему с одним очень известным российским общественным деятелем, правозащитником и - в советские годы - политзаключенным. И он сказал одну фразу, которая, на мой взгляд, заслуживает внимания. Ну да, сказал он, случается, что национальные образы прошлого вступают между собой в конфликт. Но, может быть, тогда следует обращаться к памяти общечеловеческой?

Если принять эту точку зрения, то оценка сюжета с "Бронзовым солдатом" становится однозначной. Потому что в общечеловеческой памяти война 1939-1945 - это война с нацизмом, т. е. абсолютным и всемирным злом, независимо от того, что в антигитлеровской коалиции участвовал местный восточноевропейский бандит Сталин (да и сицилийская мафия, как известно, тоже внесла свой вклад в дело союзников). И все малые войны, происходившие в рамках этой большой войны (или ставшие ее последствием) и имевшие часто смысл, противоположный антифашистскому пафосу Второй мировой, не изменили и не могут изменить этой общей оценки.

И так уж получилось, что традиционно наша российская память куда ближе к этой общечеловеческой оценке, чем эстонская.

NG.ru
Путин выбрал преемника
Российский энергошок для США
Московские квартиры стремительно дешевеют
Я вовсе не призываю эстонцев отказаться от собственной трактовки исторических событий, касающихся их страны. Но они должны понять, что для человечества (не для России только) события 1939-1945 годов не сводятся к трагедии Прибалтики, что они шире и значительнее, чем тот образ этих событий, который сформировался в историческом сознании этого маленького народа, и что перенос памятника солдатам Второй мировой с площади на кладбище (т. е. "десимволизация" его) - это шаг, неизбежно затрагивающий общечеловеческую (не российскую только) память об этой войне. Разумеется, мы, со своей стороны, должны стараться, чтобы общая историческая память народов развивалась и усложнялась и чтобы в нее вошло, в конце концов, знание о судьбе эстонцев, латышей и литовцев (крымских татар, калмыков, русских немцев, американских японцев, далее везде) как о части истории этой войны.

Когда я говорю "мы", я имею в виду не русских и не эстонцев, а людей.

http://www.regnum.ru/#full823273

22

Вот еще статья, что мне понравилась.

-----------------------------------------------------------

Российский историк: Проблема в том, как жить рядом двум народам с такой разной исторической памятью
По просьбе ИА REGNUM ситуацию, сложившуюся в эстоно-российских отношениях в ходе кризиса вокруг переноса монумента Воину-освободителю с площади Тынисмяги в Таллине, прокомментировал российский историк Александр Даниэль.

Во всей этой истории с Тынисмяги есть две составляющие.

Одна - скучная до зевоты: слова и поступки политиков с обеих сторон.

Эстонская политическая элита решает свои проблемы: балансирует между европейским общественным мнением, с одной стороны, и местными радикалами - с другой. Делает она это с грацией и изяществом эстонского национального слона в посудной лавке. Бронзовый солдат как таковой им неинтересен.

Политический бомонд России с радостным визгом рвет на части дорогой подарок, присланный ему из Таллина: объявлен конкурс на самый крутой патриотизм. А давайте не покупать их свинину! А давайте разорвем дипотношения! Нет, давайте лучше по камушку, по кирпичику раскатаем посольство в Калашном переулке! И так далее. Им "Бронзовый солдат" тем более безразличен.

А тем временем в Химках потеряли (!) прах летчиков, защищавших в 1941-м Москву - и запретили митинг протеста по этому поводу.

Все это глубоко неинтересно. Чего мы, собственно говоря, от них, политиков, ждали?

А вот вторая составляющая скандала представляет (для меня, во всяком случае) серьезную, на мой взгляд - трагическую проблему и вызывает (у меня) огромный интерес. Это несовпадение исторической памяти; двух, нет, даже трех исторических памятей - нашей, эстонской и русскоязычной общины Эстонии.

Для нас война 1941-1945 - это война против варварского иноземного нашествия, война за спасение России от гибели, счастливо совпавшая, к тому же, со Второй мировой - войной против нацизма. Для нас ребята, которые похоронены на Тынисмяги, - это солдаты Великой Отечественной и Второй мировой, солдаты, воевавшие против Гитлера. Они воевали против Гитлера в России, в Эстонии, на Украине, в Польше, в Германии, все равно где - и вовсе не для того, чтобы кого-то завоевать. Не до того им было.

За что они воевали? Лично они, наверное, просто выполняли приказ старшины; страна в целом воевала за свою свободу и немножко - за все человечество. Стране тоже было не до "территориальных приобретений" и "державной мощи"; разве что обитатели Кремля об этих материях всерьез размышляли - но к национальной памяти их размышления никакого отношения не имеют. Для нас "Бронзовый солдат" на Тынисмяги, может быть, и не "освободитель Эстонии", но уж точно не "завоеватель Эстонии", не воин Империи.

Так мы помним и так будем помнить.

В сознании русских в Эстонии все эти смыслы "Бронзового солдата" тоже присутствуют, хотя, насколько я знаю, теперь уже в сильно редуцированном виде: мы плохо представляем себе, насколько тамошние русские оторвались за 15 лет от России, насколько их сознание отличается от нашего сознания, насколько они отделяют себя сегодня от России. Россия для них все больше становится символом и легендой, скорее "прародиной", чем Родиной. Поэтому памятник в Таллине для них в меньшей степени, чем для нас, символизирует спасение России и мира от гитлеризма. Он скорее значит для них изгнание немцев из Эстонии, которую они считают своей Родиной. Но есть для них в этом памятнике еще и дополнительные смыслы. Изгнание немцев - это как бы предварительное условие для поселения в Эстонии их дедушек и бабушек. И Вторая мировая для них - это, помимо прочего, еще и история возникновения их общины. Поэтому "Бронзовый" в определенном смысле символизировал для них их легитимацию как жителей Эстонии - ту легитимацию, которую постоянно ставят под сомнение эстонские радикальные националисты. Для них он - не столько Воин-освободитель, сколько "первопоселенец"; что-то вроде памятника лорду Гастингсу в Бомбее для англо-индийцев (между прочим, не слыхал, чтобы индийское правительство когда-нибудь намеревалось его демонтировать - а ведь англо-индийцев в Индии не треть, а ничтожное меньшинство).

Так они помнят и вряд ли когда-нибудь будут помнить по-иному.

А вот для заметной части эстонцев (в том числе и для некоторых эстонских русских - для тех из них, чьи предки жили в Эстонии до 1939, как, например, староверы Причудья) Вторая мировая война имеет один-единственный смысл: это война, в ходе которой их страна потеряла свою независимость, стала жертвой варварского иноземного нашествия. Не стоит тешиться официально провозглашенной исторической доктриной "трех оккупаций": это - для Совета Европы. На самом деле в этой разновидности национального сознания присутствуют две оккупации - 1939-1940 и 1944-1991. А период 1941-1944 для них не оккупация, а временное освобождение от русского ига, и немцы - не оккупанты, а едва ли не освободители. Эстония - единственная, кажется, европейская страна, занятая вермахтом, в которой не было национального антифашистского Сопротивления. В Литве многочисленные националистические подпольные группы и боевые отряды сопротивлялись нацистской оккупации; на Украине против немцев сражались бойцы УПА ("бандеровцы"); даже в Латвии под конец оккупации какое-то антинемецкое шевеление имело место... А в Эстонии - не было. (Я имею в виду национальное антинемецкое Сопротивление, а не действия советских партизан, забрасываемых за линию фронта из Москвы. Символическая попытка - полугероическая, полусамоубийственная - нескольких таллинских интеллигентов создать в 1944 году, во время отступлении вермахта, "эстонское национальное правительство" вряд ли может считаться эпизодом антинемецкого Сопротивления).

И то сказать, а чего им такого дурного немцы сделали? Эстонцев, как таковых, они не трогали, только евреев уничтожили. Не случайно в официальных документах сегодняшней Эстонии события сентября 1944 именуются "Захватом Таллина Красной Армией". Не "освобождением", не дай Бог, и даже не нейтральным "занятием города", а захватом. И это относится не только к действиям Советской армии, но и к военным операциям союзников; как мне говорил лет семь тому назад один очень милый человек - эстонский националист (кстати, этнический русский): "Пусть они (англичане и вообще европейцы) сначала извинятся за то, что разбомбили в 1944-м наш Оперный театр, а потом уже учат нас правам человека". Так что немцы для них - никак не оккупанты, а, скорее всего, освободители-неудачники. А англо-американцы - пособники русских оккупантов, которые, правда, могли искупить свою вину перед эстонским народом, бросив году этак в 1947-м парочку атомных бомб на Москву, но не сделали этого, предав Эстонию в очередной раз. (Я, конечно, немножко утрирую, но не так уж сильно). И поэтому наша аргументация насчет того, что, мол, "Воин" на Тынисмяги - это не солдат 1940-го, а солдат 1944-го, солдат войны с Гитлером, не работает. Они были если не на другой стороне, то уж точно не на нашей, и не склонны по этому поводу рефлексировать. Это я не в смысле морализаторства: всякое бывает в истории - и Махатма Ганди в той войне был на другой стороне...

Так они помнят. Хорошо это или плохо? У них есть основания помнить именно так, а не иначе: 14 июня 1941, за неделю до начала войны, многие тысячи эстонцев, в том числе женщины, старики и дети, были за одну ночь вывезены в товарных вагонах в Россию - в лагеря или в Сибирь на спецпоселение. И гибли в последующие годы именно те, кого вывезли, а не те, кто остался в Эстонии и попал "под немцев". Да и 45 лет, последовавших за сентябрем 1944 (и особенно депортации 1948-го), отбрасывают свою тень назад в прошлое. Я достаточно видел эстонских могил в своих поездках по Сибири, чтобы относиться чистоплюйски к этому варианту памяти.

Проблема не в этом. Проблема в том, как жить рядом двум народам с такой разной исторической памятью. И дело не в том, что мы, русские, чего-то там не хотим помнить. Лично я всю свою сознательную жизнь знал и про эстонские депортации, и про литовские, и про латышские: знал, помнил, сочувствовал, стыдился. Но это мое знание и мой стыд не могут заставить меня отнестись к памятникам нашим солдатам Отечественной войны, где бы они ни стояли, иначе, чем я к ним всегда относился. Думаю, что все мы здесь в России - даже если внезапно вновь дружно возобновим прерванный процесс осмысления собственного прошлого и осмыслим его с той полнотой, с которой, как казалось, готовы были делать это в конце 1980-х, - все равно не изменим нашего национального отношения к Отечественной войне и к памяти наших солдат, погибших на этой войне. Максимум того, что мы здесь можем, - это не забывать о другой стороне медали, помнить о том, что существует и другая память, и пытаться эту другую память понимать. Но принять ее как свою мы не можем. И не должны этого делать.

А вот как решать в такой ситуации конкретные конфликтные проблемы - это вопрос.

На днях я говорил на эту тему с одним очень известным российским общественным деятелем, правозащитником и - в советские годы - политзаключенным. И он сказал одну фразу, которая, на мой взгляд, заслуживает внимания. Ну да, сказал он, случается, что национальные образы прошлого вступают между собой в конфликт. Но, может быть, тогда следует обращаться к памяти общечеловеческой?

Если принять эту точку зрения, то оценка сюжета с "Бронзовым солдатом" становится однозначной. Потому что в общечеловеческой памяти война 1939-1945 - это война с нацизмом, т. е. абсолютным и всемирным злом, независимо от того, что в антигитлеровской коалиции участвовал местный восточноевропейский бандит Сталин (да и сицилийская мафия, как известно, тоже внесла свой вклад в дело союзников). И все малые войны, происходившие в рамках этой большой войны (или ставшие ее последствием) и имевшие часто смысл, противоположный антифашистскому пафосу Второй мировой, не изменили и не могут изменить этой общей оценки.

И так уж получилось, что традиционно наша российская память куда ближе к этой общечеловеческой оценке, чем эстонская.

Я вовсе не призываю эстонцев отказаться от собственной трактовки исторических событий, касающихся их страны. Но они должны понять, что для человечества (не для России только) события 1939-1945 годов не сводятся к трагедии Прибалтики, что они шире и значительнее, чем тот образ этих событий, который сформировался в историческом сознании этого маленького народа, и что перенос памятника солдатам Второй мировой с площади на кладбище (т. е. "десимволизация" его) - это шаг, неизбежно затрагивающий общечеловеческую (не российскую только) память об этой войне. Разумеется, мы, со своей стороны, должны стараться, чтобы общая историческая память народов развивалась и усложнялась и чтобы в нее вошло, в конце концов, знание о судьбе эстонцев, латышей и литовцев (крымских татар, калмыков, русских немцев, американских японцев, далее везде) как о части истории этой войны.

Когда я говорю "мы", я имею в виду не русских и не эстонцев, а людей.

http://www.regnum.ru/#full823273

23

На нашем форуме есть хорошая тема, которая помогает нам задуматься: почему в мире так много боли и страдания.

К сожалению некоторые наши решения и шаги приносят боль и страдания  "маленьким" и незаметным людям.  Эту заметку выкладываю просто для информации.

Сын воина, похороненного в Таллине: Я подаю в европейский суд на власти Эстонии

Родные героев-освободителей Таллина не собираются прощать правительству Эстонии издевательства над останками своих предков.

Устроив политический фарс из переноса «бронзового солдата», эстонские власти совсем забыли взять в расчет, что у каждого из 13 захороненных на Тынисмяги солдат есть семьи. «Твой ДЕНЬ» отыскал родного сына одного из героев, захороненных под «бронзовым солдатом».

Имя капитана Брянцева выбито на памятнике советским воинам, который снесли, одним из 13. Уроженец Алтайского края, Алексей Матвеевич Брянцев погиб в Эстонии 22 сентября 1944 года. Его сыну Виктору тогда было всего 4 года.

Когда маленький Витя родился, его папа уже был на фронте: участвовал в войне с финнами. Следующая война — Вторая мировая — украла отца у сына уже навсегда.

Сын

— Я сохранил все письма отца. Кроме этих треугольных клочков бумаги у меня есть еще только три его военные фотографии, и больше ничего, — говорит Виктор Брянцев и поправляется: — Теперь — ничего…

Пока Эстония не обрела независимость, Виктор Брянцев навещал могилу отца каждый год. Но с тех пор как Таллин стал столицей другого государства, выбраться в Эстонию не удалось: проблемы с визами, транспортом стали слишком большой сложностью для пожилого человека.

— Только одна мысль меня и согревала, — признается Виктор Алексеевич, — что кто-то в Таллине вместо меня навестит его как родного. Что обязательно найдется кто-то, кто позаботится о свежих цветах на могиле моего отца. Все-таки мемориальное захоронение. А теперь что?

— Они меня даже не спросили, согласен ли я тревожить прах моего отца, — переживает Брянцев, и его голос дрожит. — Взяли и выкопали, как будто это их собственность какая-то. Как думаю об этом — сразу слезы на глаза наворачиваются…

Память

Виктор Брянцев сейчас живет в небольшом городке Гуково Ростовской области. Его семья перебралась сюда через несколько лет после смерти отца, когда вдова Мария Петровна все-таки решилась второй раз выйти замуж.

— Отец в самоходно-артиллерийском полку служил, — вспоминает Брянцев. — За месяц до гибели, в августе 1944 года, его наградили орденом Отечественной войны 2-й степени — «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками». — Он умер как герой — во время сражения, и помню, как мама часто говорила, что отец принадлежит не только нам, но и всему эстонскому народу, свободу которого он защищал.

В последний раз Мария Петровна навестила «бронзового солдата» в 1976 году, перед своей смертью. К счастью, она уже никогда не узнает, как эстонские власти обошлись со своим освободителем. Могилу Алексея Брянцева осквернили чиновники Таллина. А на эстонской земле снова льется кровь — теперь уже защитников памятника…

Иск

Сын советского воина не собирается просто так оставлять этого дела. Он хочет добиться разрешения переноса останков отца в свой город, чтобы теперь уже самому охранять покой павшего героя.

— Я написал в Администрацию Президента, — рассказывает Виктор Алексеевич, — и мне пришел ответ, что уже дано поручение Минобороны и МИДу заняться моей просьбой. Говорят, возможно, что останки всех воинов с Тынисмяги Россия заберет и перезахоронит в Подмосковье. Этот вопрос решается на очень высоком уровне. А Эстония должна ответить за свой вандализм по всей строгости международных законов: я подам иск в Страсбургский суд.

Статья из номера 202
от 7 мая 2007

Тальяна Тоберт

новости

24

Братство бронзового солдата

Родственники воинов-освободителей Эстонии, чей прах потревожен на холме Тынисмяги в Таллине, объединяются, чтобы оспорить в Страсбурге решение эстонских властей о переносе захоронения.

Дети солдат оскорблены, что чиновники не только не спросили у них согласия на перенос могилы их предков, но и варварски обошлись с останками героев.

Вслед за Виктором Брянцевым, отец которого похоронен в братской могиле под «бронзовым солдатом» (его историю «Твой ДЕНЬ» сообщал в предыдущем номере), еще несколько потомков героев, павших за свободу Эстонии, собираются разобраться с эстонским правительством через суд.

– Было бы неплохо нам всем собраться вместе, чтобы подать коллективный иск в Страсбургский суд, – считает 67 летний Виктор Брянцев, который готов взять на себя роль объединителя. – Мы как одна семья. Поэтому должны вместе защитить память наших родных, – говорит Виктор Алексеевич. – Не зря наши отцы похоронены в одной братской могиле – их узы навсегда связали и нас.

Сестры

На призыв Брянцева уже откликнулись и дочери капитана Ивана Сысоева, погибшего при освобождении эстонской столицы в 1944 году. Пенсионерки – 70 летняя Эсмиральда Меньшикова и 68 летняя Светлана Гневашева – бережно хранят завещание отца. Его нашли в записной книжке Ивана Михайловича сразу после его гибели.

«Вся жизнь моя принадлежит Родине, – писал Иван Сысоев. – Но там, где необходимо пожертвовать своей жизнью, я, сын Советской Родины, отдаю ее без единого вздоха. Напишите моим детям, что я сражался, пока билось в груди русское сердце, зная, что в этой великой борьбе я несу счастье моим детям и будущее не забудет меня…».

Вчера пожилые женщины оставили родное село Рочегда под Архангельском, чтобы отправиться в Эстонию: они хотят потребовать у эстонских властей выдать останки их отца.

– Если, по их мнению, папа погиб вовсе не за свободу республики, то мы сами позаботимся об его останках, – говорит Эсмиральда. – Эстония просто не заслуживает, чтобы он лежал в таллинской земле!

Родные солдат-освободителей понимают, что им, скорее всего, предстоят огромные сложности с процедурой вывоза останков из Прибалтики. Поэтому уже сейчас говорят о Страсбургском суде, надеясь, что европейские судьи помогут отстоять им свою правоту.

– Адвокат хороший нам не помешал бы, – вздыхает Виктор Брянцев, – вот если бы Анатолий Кучерена нам помог…

Кучерена

Как выяснилось, адвокат всецело разделяет возмущение детей солдат-героев. Член Общественной палаты с готовностью вызвался отстоять их интересы.

– Разумеется, я готов помочь, – не задумываясь, ответил Анатолий Григорьевич «Твоему ДНЮ», – дело-то святое. Придется, правда, проштудировать эстонское национальное законодательство и пройти несколько ступеней судебных процессов… Но я готов. Думаю, у нас все должно получиться.

Похороны

Однако остается нерешенным и другой вопрос – как вернуть прах героев, чтобы уже на родине похоронить их со всеми почестями, которых их лишила Эстония.

Ростовское отделение всероссийской организации «Боевое братство» выступило с предложением целиком перенести мемориальное захоронение на Богородское военное кладбище в Подмосковье. С этим предложением организация уже обратилась в правительство России и Администрацию Президента. Идею в Кремле встретили с пониманием.

– Эти люди воевали в одном строю, все они друзья-офицеры. Мы считаем, что их общее захоронение нельзя разбивать на части, – говорит председатель областного отделения Евгений Привалов, – хотя эстонские власти не оставляют родственникам выбора, кроме как развезти останки по разным уголкам России… Надеемся, что президент пойдет навстречу памяти героев, которые, вместе встретив смерть, оказались когда-то связанными кровными узами братской могилы.

Статья из номера 203
от 8 мая 2007

Тальяна Тоберт, Павел Лобанов

новости

25

Вызывает сомнение источник новости.
Газета "Твой день" таблоид, желтая пресса.

Мне бы так же хотелось бы , чтобы мы могли приводя ссылки на источник видеть и пониматть источник информации.
Интересно мнение независимых источников или те, что не явно прокремлевски отображает действительность.
Пиара и пафоса хватает.

26

Страсти потихоньку уходят.
Обсуждения продолжаются.
Вот еще одна интересная статья правозащитника Александра Подрабинек.

  http://www.hro.org/ngo/articles/2007/05/08.php

Война за бронзовый монумент.

Страсти по Бронзовому солдату несколько улеглись, эмоции поостыли, толпы мародеров в Эстонии разбрелись по домам и тюрьмам, а Наши Местные Молодогвардейцы, порезвившись вволю, ждут дальнейших команд. События в Таллине и реакцию на них в Москве прокомментировали все, кто хотел, добавить к этому почти нечего.

Однако у меня, как читателя и слушателя, остался неприятный осадок от непонимания тех людей, с которыми до сих пор спорить было не о чем. «Все величие эстонской истории, все право на существование Эстонского государства заключено в том, что… вот кровь из носа, а Бронзовый Солдат с могилами будет находиться не здесь, а в двух километрах…», — говорит Сергей Бунтман в эфире «Эха Москвы». «Спору нет, то, что делают эстонские власти – мерзость и скотство», — утверждает в «ЕЖе» Александр Гольц.

Если бы это говорили и писали продажные перья, то не стоило бы этого и замечать. Но это говорят честные журналисты, к которым я отношусь с искренним уважением. Вероятно, такой же точки зрения придерживаются многие их читатели и слушатели, с которыми при других обстоятельствах спорить было бы тоже не о чем.

Бунтман и Гольц исходят из того, что решение о переносе памятника было продиктовано политическими соображениями. В этом есть часть правды, но это не все. Именно смешение политических категорий с моральными создало ту гремучую смесь, которая взорвалась беспорядками в Таллине и бесчинствами у эстонского посольства в Москве. Однако попробуем теперь абстрагироваться и рассмотреть политический и моральный контекст этих событий, не поддаваясь, насколько это возможно, эмоциям и личным пристрастиям.

Политическая часть решения эстонских властей состоит в переносе памятника, который, по их мнению, символизирует не только борьбу с фашизмом, но и советскую оккупацию Эстонии. Моральный аспект состоит, главным образом, в раскопке могил и перезахоронении останков погибших.

Была ли обоснована политическая составляющая этого решения? Судите сами. Советские войска дважды оккупировали Эстонию – в 1940 году как агрессоры, а в 1944 – преследуя отступающий Вермахт. После первой советской оккупации в Эстонии было арестовано около 7 тыс. человек; по разным данным от 1850 до 2200 человек были казнены на месте, в основном по обвинению в антисоветской деятельности. Было арестованы 800 кадровых офицеров Эстонии — половина ее офицерского состава. 14 июня 1941 года в северные районы Советского Союза были высланы около 10 тыс. эстонцев. Президент Эстонии Константин Пятс был арестован и помещен в Казанскую тюремно-психиатрическую больницу.

После второй оккупации на Север и в Сибирь было депортировано более 20 тыс. человек (25 марта 1949 года), а почти 10 тыс. участников антикоммунистического сопротивления были арестованы и около 1500 убиты в период партизанского движения 1944—1953 годов.
Да, Эстония пострадала и от фашизма — во время немецкой оккупации здесь было казнено 6600 граждан Эстонии, в том числе 929 евреев и 243 цыгана.

Еще неизвестно, что бы выбрали эстонцы, будь у них такая невероятная возможность выбора – 3 года фашистской оккупации или 47 лет советской? Это, конечно, из области догадок, но, положа руку на сердце, как не признать, что у эстонцев есть все основания считать Советскую армию не только освободительницей от нацизма, но и поработительницей эстонского государства? Замечательно проиллюстрировал эту ситуацию радиослушатель «Эха Москвы» из Тюмени: «Это как если защитил девушку от насильника и сам изнасиловал». Так должна ли девушка испытывать вечное чувство благодарности к одному насильнику за то, что он избавил ее от другого?

Сейчас Эстония избавляется не от своей исторической памяти, а от памятника, который оскорбляет национальные чувства эстонцев. Решение это, безусловно, политическое и, безусловно, верное. Эстония разрывает со своим советским прошлым, в то время как Россия судорожно за него цепляется, сохраняя памятники палачам своего народа на площадях и улицах, названных в честь коммунистических вождей, возвращая советский гимн, возрождая советские праздники, ритуалы и военные парады. Конечно, это всего лишь символы, но они символизируют противоположенные пути, по которым идут Эстония и Россия.

Надо сказать, что Эстония поступила с Бронзовым солдатом гораздо мягче, чем, например, иракцы с памятником Саддаму Хусейну или москвичи с памятником Феликсу Дзержинскому. Его не опрокидывали с помощью строительных кранов, как это было в Багдаде в 2003-м; на нем не плясали ликующие победители, как это было в 1991-м в Москве. Его перенесли в другое место города, где он и стоит сейчас целый и невредимый. Возможно, России, с ее имперскими традициями, трудно понять, что памятник армии, сменившей одну оккупацию на другую, воспринимается эстонцами как унижение, тем более, когда он стоит на одной из центральных площадей столицы. И, что может быть еще важнее, он воспринимается эстонцами как вызов советского прошлого, которое они считают позором своей истории, и в которое они возвращаться не хотят. И они хорошо помнят, что первый вариант этого памятника, после его установки в 1947 году, был взорван эстонскими школьницами – девочками, создавшими группу Сопротивления. За это они поплатились многими годами сибирских лагерей.

Конечно, существует еще и моральная сторона конфликта, связанная с переносом могил и памятью двенадцати советских солдат и офицеров, которые, сражаясь с фашизмом, скорее всего, и не думали о политическом будущем занятой советскими войсками Эстонии.

В чем же «мерзость и скотство» перенесения их могил на военное кладбище? Прах этих воинов лежал в безымянных могилах в центре Таллина под газоном, по которому беспрепятственно ходили прохожие. Иногда там собирались люди для проведения митингов и других шумных политических манифестаций. Если пафос противников переноса могил состоит в заботе о покое умерших, то о каком покое может идти речь в этом случае? Насколько вяжется такое захоронение в центре города с представлением о кладбище, тишину которого не должна нарушать суета городской жизни?

У разных людей могут быть разные представления. Со строго христианской точки зрения, могилы, кладбища, памятники – суть язычество, как и сама забота о мертвых и преклонение перед ними. Сказал же Христос своему ученику, решившему отстать от него, чтобы похоронить отца: «Пусть мертвые хоронят своих мертвых, оставь его и следуй за мной». Точки зрения, действительно, могут быть разные. Но со всех точек зрения, перенос могил с городских улиц на кладбище никак не может оскорбить память умерших.

Тем более нелепо обвинять в этом эстонские власти. Перед началом раскопок у памятника Бронзовому солдату на месте захоронения было проведено богослужение. Останки пытаются идентифицировать. Власти готовы передать прах родственникам, если таковые сыщутся. При этом все расходы эстонские власти берут на себя. В Эстонии, кстати, в качестве памятников, под охраной государства находятся 217 могил советских солдат, уход за которыми возложен на органы местного самоуправления.

Так же ли российское государство относится к могилам и безымянным захоронениям своих соотечественников? О чем говорить, когда десятки тысяч советских солдат и офицеров до сих пор лежат не захороненные в лесах на западе России; когда военные мемориалы уничтожаются в нашей стране местными властями под покровом ночи; когда гражданские кладбища сравнивают бульдозерами, а из могильных плит изготавливают бордюры для московских мостовых.

Почему не слышно о том, что это «мерзость и скотство», когда раскапываются древние захоронения, а останки людей, похороненных сотни или тысячи лет назад, выставляются на всеобщее обозрение для познавательных или научных целей? Или по отношению к умершим тоже действует срок давности? Отчего же в одних случаях равнодушное молчание, а в других – кипящее негодование?

Впрочем, это не упрек ни Сергею Бунтману, ни Александру Гольцу, ни вообще кому-либо конкретно. Это лишь констатация того печального факта, что умело построенная пропагандистская кампания способна создать такой эмоциональный накал, при котором в буре чувств тонут доводы рассудка и здравый смысл.

При спокойном и трезвом взгляде на ситуацию нельзя не увидеть, что Эстония не сводит счеты с двенадцатью погибшими солдатами и офицерами, не пытается оскорбить память этих людей. Уж скорее, их память оскорбляют всевозможные политические спекуляции и попытки использовать перенос захоронения для решения политических проблем, не имеющих никакого отношения к памяти погибших.

Характерно, что ни одна из бывших советских республик, которая теоретически также могла бы быть уязвлена переносом памятника, своего возмущения не высказала. Только Россия считает себя абсолютной правопреемницей СССР. И в духе правопреемства торжествует тезис, что Бронзовый солдат – символ великой Победы, что итоги Второй мировой войны пересматривать нельзя, что победа над Германией — это славный подвиг и ничего больше.

То, что победа над фашизмом обернулась полувековой трагедией советской оккупации Восточной Европы, меркнет на фоне великого подвига советского народа. Но это меркнет только в глазах самого советского народа и его духовных наследников. Для них трагедии маленьких порабощенных стран — дело далекое и незначительное, а если что и было, так «лес рубят – щепки летят». У эстонцев же, как и у других народов Балтии и Восточной Европы, немного другой взгляд на итоги войны. Они – те самые «щепки». И они по-другому видят нашу общую историю. Только одержимые исторической гордыней и ослепленные советским шовинизмом люди не понимают, что трагедия Второй мировой войны не кончилась для эстонцев с капитуляцией Германии. Она продолжалась еще 47 лет, до восстановления независимости в 1991 году, но ее отголоски слышны и по сей день. Война за бронзовый монумент – зримое тому свидетельство.

А те, кто этого не видит и не понимает, так и будут продолжать заученно бубнить о своей славе и героизме и возмущаться тем, что их, таких хороших и смелых, почему-то не слишком любят в окружающем мире.

27

Vladimir написал(а):

Интересно мнение независимых источников или те, что не явно прокремлевски отображает действительность.
Пиара и пафоса хватает.

Думаю, что эта статья тоже будет интересна:

"Этот День Победы" в столице Эстонии

Гельмут Штойер, Handelsblatt, 09.05.2007

В эти дни холод в Таллине пробирает до костей. Обернув толстый шерстяной шарф дважды вокруг шеи, хрупкая женщина вместе с дочерью возлагает красную гвоздику у фонарного столба недалеко от большого белого шатра. Дальше Татьяна не идет, ведь цели ее прихода – "Алеши" – здесь больше нет.

"Алешей" 360 тыс. русских, проживающих в Эстонии, называют скульптуру Бронзового солдата, установленную в честь победы Красной армии над нацистской Германией. То место, где до конца апреля стоял памятник советскому воину-освободителю, сегодня от любопытных взглядов скрывает огороженный забором шатер. Там специалисты пытаются идентифицировать останки 12 павших солдат, которые были захоронены у ног "Алеши".

"Моя бабушка погибла во время войны, – рассказывает Татьяна, и в ее глазах стоят слезы. – Я принесла сюда эти цветы для нее". За сценой наблюдала пожилая женщина, эстонка, возмущение и нервозность которой нарастали с каждой минутой. Неожиданно она теряет самообладание и в возбуждении подходит к Татьяне. "Что ты тут рассказываешь? Вы сослали мою семью в Сибирь". Она тоже борется со слезами, резко поворачивается и исчезает в толпе, собравшейся на небольшом холме в центре города, на том месте, где до недавнего времени стоял "Алеша".

Неприметное возвышение прямо перед библиотекой в последние дни превратилось в арену мировой политики, и, возможно, 9 мая, когда Россия отмечает ежегодный День Победы над нацистской Германией, снова окажется в центре внимания.

Здесь с 1947 года был установлен памятник – статуя красноармейца высотой примерно в два метра, лицо которого выражает скорее не триумф, а задумчивость. Памятник, напоминающий о жертвах фашизма. Однако для большинства эстонцев Бронзовый солдат стал символом чего-то другого: длившейся полвека советской оккупации.

Более года назад правительство бывшей советской республики Эстонии начало дискуссии о переносе памятника советскому воину, а около двух недель назад статуя была демонтирована.

"Памятник стал больше напоминать место для сборищ националистически настроенных русских, которые праздновали там 9 мая победу над фашизмом, скандируя антиэстонские лозунги", – говорит министр обороны Яак Аавиксоо. В этой связи он распорядился демонтировать памятник. Последствия: уличные столкновения, грабежи, один погибший. В центр Таллина после демонтажа стягивались преимущественно русские молодые люди, которые разбивали витрины и поджигали автомобили. Полиция задержала почти 1100 участников беспорядков.

По российским телеканалам это не показывалось, там демонстрировались лишь картины работающих дубинками эстонских полицейских. Эстонские телеканалы, со своей стороны, умолчали о том, что среди задержанных подвыпивших молодых людей была и эстонская молодежь.

Между тем "Алеша" установлен на новом месте – на солдатском кладбище на окраине столицы. Однако конфликт между бывшими оккупантами и ставшей в 1991 году независимой Эстонией далеко не исчерпан.

"Памятник советскому воину стал катализатором", – говорит Март Хелме, бывший эстонский посол в Москве, являющийся сегодня доцентом таллиннского университета. Экс-дипломат может себе позволить теперь со многим не считаться и говорить то, что думает. А это звучит так: "Памятник превращен Россией в инструмент. С его помощью Москва хочет поселить смуту в души русскоговорящего меньшинства". На самом деле большая часть этнических меньшинств чувствует себя обойденной, исключенной из экономического бума маленького балтийского государства.

И это только субъективная дискриминация: "Тот, кто владеет эстонским, имеет шансы найти работу, – говорит Илона Алик, русская, – а тот, кто ищет работу, всегда ее найдет".

В Эстонии, ставшей три года назад членом ЕС, существует нехватка рабочей силы. Многие молодые эстонцы уехали за границу в поисках более высокооплачиваемой работы. Самый крупный пивоваренный завод в стране, Saku, в отчаянии ищет персонал – размещая объявления даже на пивных банках.

Илона Алик, 24-летняя женщина с распущенными волосами и слишком длинными ногтями, с некоторого времени работает в отделе по работе с клиентами в крупной компании в сфере логистике DHL. Еще раньше, говорит она, ее русские родители сделали ставку на хорошее образование. Сегодня она от этого только выигрывает: у нее есть хорошая работа, за которую она получает намного больше любого среднестатистического работника в Эстонии – в среднем в месяц 600 евро.

Алик не может понять недавно разразившегося конфликта. "Мы же хорошо уживались вместе, но, возможно, старшее поколение русских не может смириться с независимостью страны", – говорит она и тихо добавляет, что со временем проблема должна решиться сама собой.

Многие эстонцы и русские пропускают события прошлых недель через призму чувств. В живописном сердце города с его отреставрированными зданиями в стиле фахверк Средневековье встречается с High Tech. В каждой пивной и кафе можно воспользоваться беспроводным интернетом. Конечно, бесплатно. Эстония – одна из стран в Европе, где интернет пользуется особенно большой популярностью – и с учетом количества жителей (население 1,3 млн) является страной, наиболее обеспеченной беспроводным доступом в международную паутину. Система бесплатной телефонии Skype была разработана в Таллине, а выпускники колледжа информационных технологий признаны одними из лучших специалистов во всем мире.

Экономика процветает, темпы ее ежегодного роста – от 7 до 10% – сначала способствовали процветанию основных регионов, но постепенно благосостояние дотянулось и до находившейся еще полтора года назад в печальном состоянии Нарвы, города на границе с Россией. И в Нарве, где русскоговорящее население составляет 95%, строятся новые гостиницы, фабрики, появляются новые рабочие места. Николай, каменщик, нашел работу, которой он наконец доволен. "Здесь есть чем заняться. Я зарабатываю деньги", – говорит молодой русский, который еще два года назад был готов уехать из Эстонии на родину своих родителей.

В Нарве ему даже не приходится говорить на эстонском. Однако в целом в стране, особенно в столице, в Таллине, знание эстонского языка – необходимость. Об этом знают и директор Майя Брагина и ее коллеги из школы 53, русской средней школы на окраине города. "Мы всегда уделили внимание тому, чтобы наши ученики хорошо говорили по-эстонски", – говорит она. Она убеждена в том, что ее 800 учеников будут иметь равные шансы на рынке труда. Затем Майя Брагина говорит нечто, что так важно в эти дня для небольшой Эстонии: "Мы должны проявить больше терпимости".

Консервативное эстонское правительство во главе с премьером Андрусом Ансипом действительно не продемонстрировало тонкого чутья, когда отдало распоряжение скрытно и стремительно демонтировать Бронзового солдата.

"Политики должны были действовать более открыто, они должны были нас проинформировать", – считает Анна, русская, которая вместе с другими 40 соотечественниками собирается перед зданием Русского культурного центра в Таллине для обсуждения ситуации, сложившейся в их городе.

Медсестра с окрашенными в рыжий цвет волосами, как и многие другие, шокирована жестокими столкновениями. "В больнице некоторые мне говорили, что я могу возвращаться туда, откуда приехала, но я ведь здесь родилась".

Анна принимала участие в демонстрациях. Она говорит, что некоторые из особо жестоких скандалистов получали примерно по 3,80 евро за час "от кого-то из Москвы".

Бывшего посла Хельме это не удивляет. Большинство русских в Эстонии живут "под медийным влиянием Москвы", утверждает он. Москва влияет на настроения – словом и делом. Так, хакеры парализовали на несколько дней работу тысяч эстонских серверов, и следы ведут к московским компьютерам. Для студента Мариса очевидно: "Москва до сих пор не может признать, что Эстония – независимое государство". Эстонец считает, что Россия хочет продемонстрировать, кто на самом деле в доме хозяин. Но затем он признает, что эстонское школьное образование, должно быть, не самое лучшее: "Большинство моих русских друзей до сих пор считают, что Эстония добровольно вошла в состав СССР".

В русской школе в Таллине учительница подтвердила взгляд на историю: "Нельзя забывать о том, что Вторая Эстонская республика была бы невозможной без победы над фашизмом", – говорит полная женщина, которой за сорок.

Но все же остается надежда на то, что глубокие исторически ямы рано или поздно будут засыпаны. Илона, молодая русская с эстонским паспортом, сводит это к простой формуле: "Я русская, но моя родина – Эстония". Она надеется на то, что 9 мая пройдет спокойно. "Чтобы раскол не стал еще больше".

новости

28

Похоже, что кому то очень выгодно нагнетение напряжения между двумя странами, и что самое противное - между двумя народами.

В Эстонии осквернен памятник советским солдатам

В эстонском городе Тюри сегодня был осквернен памятник советским солдатам, передает радиостанция "Свобода".
Вандалы нарисовали черной краской свастику на монументе погибшим в 1941 году советским солдатам. Сейчас полиция взяла памятник под особое наблюдение, ведется поиск преступников.

Власти города обещают сегодня очистить монумент от краски.

Данный инцидент может иметь далеко идущие последствия, поскольку еще свежи в памяти события, связанные с переносом памятника Воину-освободителю.

Напомним, что несколько десятилетий памятник стоял на холме Тынисмяги в центре Таллина, однако в ночь на 27 апреля он был демонтирован и перенесен на военное кладбище. Эта акция властей вызвала возмущение российской общественности и стала причиной беспорядков в Эстонии.

Резонанс, вызванный переносом памятника, оказался очень большим еще и потому, что ряд зарбежных стран встал в этой ситуации на сторону Таллина.

новости

29

Уж не по этим ли причинам закрутили эту "переносицу"?  Хочется верить, что нет.

Передвинули «Бронзового солдата», пора передвигать границу с Россией: Редактор газеты «Сетомаа» (Эстония)

После установки памятника «Бронзовый солдат» на его новом, «правильном месте», пришел черед передвинуть эстоно-российскую границу на её «правильное место». Об этом ИА REGNUM сегодня, 9 мая, заявил глава эстонского Совета старейшин народности сето (сету), редактор газеты «Сетомаа» Ильмар Вананурм.

Он напомнил, что 18 мая исполняется два года с того момента, как министр иностранных дел Эстонии Урмас Паэт подписал в Москве новый договор о границе между двумя странами. Это подписание стало, по мнению Вананурма, отступлением от положений Тартуского (Юрьевского) мирного договора 1920 года, согласно которому к Эстонии отходили обширные территории нынешней Псковской и Ленинградской областей. «Подписание не успокоило Россию, но принесло незабываемую боль» тем, кто проживал на тогдашней эстонской территории, возвращенной России в 1946 году, подчеркнул Вананурм.

Напомним, 2 февраля 1920 года делегациями Эстонской буржуазной республики и Советской России был подписан в Тарту (Юрьев) мирный договор, который стал первым международным документом, признающим существование Эстонии как независимого государства. По условиям договора Эстония приобрела значительные территории в западной части Печерского района и на восточном берегу реки Наровы, безвозмездно получила от Советской России 11,6 тонны золота из золотого запаса царской России.

новости

Если не ошибаюсь, то до того как стать членом Евросоюза, у госсударства должны быть решены все вопросы и проблеммы с собственными госсударственными границами. Интересно - это заявление что, провокация или глупость?

Отредактировано Дядька-1 (09-05-2007 22:21:56)

30

Дядька-1 написал(а):

Интересно - это заявление что, провокация или глупость?

Относиться к этому заявлению можно и серъезно.
Но не стоит.
Было сказано, что этот человек, сделевший заявление - глава эстонского Совета старейшин народности сето (сету), редактор газеты «Сетомаа» Ильмар Вананурм.
Он не государственный чиновник, не президент суверенной Эстонии, не премьер-минист.
С таким же успехом я могу высказать свою точку зрения на вопрос земель Аляски, их возвращение народам Севера, пересмотра границ с Украиной и отторжения Крыма  в пользу России.
И что будет мое заявление: провокация или глупость?


Вы здесь » Жизнь. Люди. Время. » Современная жизнь. » Имеет ли право правительство Эстонии переносить памятник воинам-освобо