Ересь — преступление неуголовное

Апостольские правила за ересь наказывали отлучением. Законы Византийской империи — смертью. Католическая Церковь еще в XVIII веке еретиков сжигала. В Православной Церкви не было инквизиции, но случаи казни еретиков встречались. Если еретик возмущает народ — каковы действия Русской Церкви сегодня?

Судебная симфония

До 1448 года Русская Церковь входила в состав Константинопольского Патриархата и жила по византийским   законам. Эти законы были объединены в Номоканон, который появился на славянском языке под именем Кормчей книги. Поскольку Церковь и государственная власть Византии (как и Руси) не были разделены, Номоканон включал в себя как постановления церковных соборов, так и указы императоров. Греческий патриарх ставил митрополита в Киев, а тот посвящал епископов в разные княжества, границы которых первоначально совпадали с границами епархий. Это приводило к тому, что нередко чисто церковные вопросы переплетались или даже подменялись вопросами церковной и княжеской политики или просто борьбой за власть, как, например, в деятельности ростовского епископа Феодора в XII веке, одного из первых, осужденных на Руси за ересь. Ставленник владимирского князя Андрея Боголюбского, священник Феодор добился посвящения в епископский сан в Константинополе, минуя киевского митрополита (князь Андрей хотел видеть Феодора независимым от греков владимирским митрополитом всея Руси). Феодор (которого стали звать Федорец — белый клобучок) обосновался в Ростове и не захотел ехать в Киев за митрополичьим благословением, к чему призывал его прежний покровитель, Андрей Боголюбский. Киевский митрополит Константин (по происхождению грек) распорядился никому в Церкви не признавать Феодора. Возмущенный Феодор, по свидетельству летописцев, впал в неистовство, захватывая всех, кто отказался его признавать, и люто их мучая. Вскоре он был схвачен князем Андреем Боголюбским и отправлен в Киев. Отказавшись каяться, изрекая хулы на всякую святыню, Феодор, по повелению киевского митрополита, был казнен «как злодей и еретик». Вряд ли несостоявшийся епископ был вправду еретиком, скорее речь шла о крайней степени душевного помрачения вследствие гордыни. Однако ее следствием явилось и уголовное преступление — истязание ни в чем не повинных людей. Кроме того, он богохульствовал, а за это по греческим законам полагалась смерть. Для Руси это было необычно: смерти предавали обычно возмущавших народ язычников, но не христиан, причем их судила не Церковь, а сам князь или воевода и даже народ самосудом (см. «Повести временных лет»). Вместе с тем полномочия церковного и светского (княжеского) судов не были на Руси четко разделены. Церковь принимала участие в рассмотрении множества дел, в том числе семейных и даже чисто уголовных. Ведению исключительно церковного суда подлежали волхвование, чародейство, кощунство, еретичество, совершение христианами языческих обрядов. Наказания полагались следующие: отлучение от причастия разной продолжительности и штрафы. Если, например, муж не мог отвадить жену от чародейства, то был обязан платить за нее постоянный штраф епископу, жена же отлучалась от Церкви.

Прп. Иосиф Волоцкий против прп. Нила Сорского

Одной из самых крупных ересей на Руси стала так называемая новгородско-московская ересь (XV век), более известная под названием «ересь жидовствующих». Еретики учили, что обетованный Мессия еще не пришел, Иисус — не Христос, поэтому следует соблюдать закон Моисея и ждать «истинного» Мессию (по христианскому разумению — Антихриста). Жидовствующие отрицали христианскую церковность, тайно праздновали иудейскую Пасху и занимались астрологией. Поразительно, что ядро новой секты составили священники. Очевидно, слепо доверяя в христианстве исключительно обрядам, священники, как постоянные их исполнители, в какой-то момент оказались в них разочарованными. Повторяя магические, по их представлению, молитвенные формулы, используемые ими, скорее всего, для достижения житейского благополучия, они обнаружили их недейственность. Однако вместо обращения к заботе о преображении души, новогородские клирики прислушались к совету иудеев, прибывших в Новгород в свите новгородского князя Михаила Олельковича. Иудеи объявили батюшкам, что они не те обряды исполняют — все «истинное» записано в Пятикнижии Моисеевом. Так новые «спасительные» обряды заставили предать Христа.

По настоянию новгородского архиепископа Геннадия, в 1490 году в Москве состоялся церковный собор. Девять лиц духовного звания были преданы анафеме. Часть из них отправлена в заточение по монастырям, другая отослана в Новгород. Их одели в вывернутые платья, в берестяные шлемы с мочальными кистями, с венцами из соломы и надписью: «Се есть сатанино воинство». Посадили задом наперед на лошадей и возили по улицам. Потом шлемы были сожжены прямо на головах у еретиков. Ссылаясь на положительный, по его мнению, опыт инквизиции, владыка Геннадий хотел добиться для осужденных смертной казни, но собор этому воспрепятствовал, во многом потому, что среди еретиков были высокопоставленные церковные лица, в том числе настоятели кремлевских соборов, и родственники царя. Окончательно разоблачена ересь была только, когда за дело взялся знаменитый игумен Волоцкого монастыря Иосиф. В 1504 году он потребовал у Ивана III физического истребления еретиков — даже при условии покаяния. Это противоречило Апостольским правилам (согласно 52-му правилу, «аще кто, епископ, или пресвитер, обращающагося от греха не приемлет, но отвергает: да будет извержен из священного чина. Опечаливает бо Христа рекшаго: радость бывает на небеси о едином грешнице кающемся»), но, по мнению Иосифа Волоцкого, покаяние жидовствующих было притворное, а вина тяжелее, чем ересь: это полное отступление от христианства. А по византийским канонам (гл. 31-33 Градского закона, входившего в Кормчую книгу), за совращение в иное вероисповедание и сам переход из Православия в другую религию полагалась смерть. Противниками этого мнения выступили заволжские старцы, последователи прп. Нила Сорского. Они решительно отрицали смертную казнь за ересь, доказывая, что кающихся еретиков надо принимать в церковное общение (жидовствующие тогда уже каялись). Различия между двумя подвижниками коренились в их отношении к государству. Прп. Иосиф видел в государстве охранительную силу, которая может использовать мирские средства для защиты церковных интересов. Прп. Нил в корне это отрицал. Вдохновляемый евангельским идеалом разрыва с миром, лежащим во зле (1 Ин. 5: 19), он не имел никаких иллюзий относительно христианской государственности. Путешествуя на Афон, тогда еще инок Нил должен был видеть развалины взятого турками Константинополя и укрепляться в сознании того, насколько тленна слава мира сего.

Однако мнение волоцкого игумена восторжествовало: собор 1504 года главных вдохновителей ереси осудил на смерть через сожжение. Впоследствии византийские законы о казни за переход в иное исповедание вошли в Соборное уложение Алексея Михайловича (1649), куда был также включен закон, предусматривавший смертную казнь за хулу на Церковь и ее догматы. Именно на его основании были казнены многие старообрядцы (способ перстосложения, ставший одним из внешних поводов для раскола, был возведен на Руси в ранг церковного догмата).

От смертной казни к литературной полемике

В 1589 году на Руси было установлено патриаршество. Но Православная Церковь Западной Руси оставалась подчиненной Константинополю. В политическом отношении ей приходилось подчиняться великому князю Литовскому, с 1569 года — польскому королю. Именно в XVI веке огромный размах там получило еретическое движение, инициированное европейской Реформацией. Наряду с распространением идей Лютера и Кальвина появлялись и новые исповедания. В 1592 году только в Вильно насчитывалось 72 протестантские секты. Дело доходило до возрождения арианства и отрицания учения о Святой Троице (социниане и антитринитарии), Использовать в Западной Руси репрессии против отколовшихся от Церкви сообществ было невозможно — русские не являлись титульной нацией. Дело осложнилось и тем, что борьбу с ересями и протестантизмом развернула в своих интересах Католическая Церковь. Орден иезуитов стал обращать отпавших от Православия русских из протестантизма в католичество. В сложившейся обстановке карательные меры «за вольнодумство» оказались неприложимы. Тогда православные избрали иной способ самозащиты — литературную полемику, подъем православного образования, взаимопомощь. Для защиты веры были организованы православные братства, при которых устраивались школы, типографии, больницы. Так, благодаря наступлению протестантов и иезуитов-католиков произошло возрождение Православной Церкви в Западной Руси, сыгравшее большую роль в истории России.

В настоящее время Русская Церковь лишена государственной опеки и может решать свои внутренние вопросы свободно. Это касается и отношения к еретикам. К ним приложимы меры прежде всего нравственного воздействия: увещевания со стороны епископа. В случае, когда заблуждающийся настаивает на своем, к нему применяют отлучение той или иной продолжительности, для священнослужителя — временный запрет в служении или извержение из сана. Если же и тогда человек не кается, его могут предать уже великому (совершенному) отлучению, то есть анафеме, применяемой к нераскаянным грешникам, но понимаемой все же в качестве меры воспитательной, которая оставляет анафематствуемому возможность покаяния.

Иерей Василий СЕКАЧЕВ

http://www.pravmir.ru/eres-prestuplenie-neugolovnoe/

увеличить