Жизнь. Люди. Время.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Жизнь. Люди. Время. » Философия. » Любовь трагична.


Любовь трагична.

Сообщений 61 страница 90 из 123

61

http://www.vfocuse.ru/social/news_113715.html
_____________________________________________

Посмотрите - это интересно.

62

Людочка,не согласна с мнением ,которое отражено в этой статье.
Мы уже обсуждали этот вопрос в теме которая, по моему ,так и называлась "Дружба между мужчиной и женщиной"или "Мужчина и женщина.".Если интересно,можешь поискать,почитать мнения учасников форума.

Отредактировано Маргарита (14-03-2008 20:59:13)

63

Мне кажется это высказывание Аристотеля можно отнести и к этой теме.

"Ошибаться можно различно, верно поступать можно лишь одним путем, поэтому-то первое легко, а второе трудно; легко промахнуться, трудно попасть в цель.". :dontknow:

64

Vladimir написал(а):

Я думаю, что разделенная любовь делает жизнь полной.

Эка написал(а):

И нечего любить безответно, сложно это и безсмысленно - надо ведь вдохнавляться. А как вдохнавляться  безразличием? 
Эта форма любви как раз для тех, кто любит пострадать. Есть такие экземпляры в природе.

Я с первым высказыванием согласен, а со вторым очень согласен.

Отредактировано Император (02-05-2008 16:21:43)

65

Mila написал(а):

А можно любить сразу несколько людей?

Это тебе надо в Юту к мормонам...

66

Melodia написал(а):

Часто мы просто спешим,поддаваясь своим слабостям,и впоследствии очень жалеем об этом

Точно спешить нельзя!

67

Mila написал(а):

А если не спешим, а пытаемся понять, что среди этих симпатий именно то, настоящее? И есть ли среди них именно оно? Что из этого взращивать, чему отдаться целиком, а что просто оставить на уровне симпатии?

Да как хочеться чтобы без сомнений любить сильно, целиком и полностью. И что б тебя любили точно так же. Но нас учат, что нужно терпеть, приспосабливаться, притераться и - "Абсолютной совместимости двух людей не бывает;.. всё же совершенно очевидно, что практически любой хороший мужчина и любая хорошая женщина могут добиться счастья и благополучия в браке.", - президент Спенсер Кимбал. Эх, а жаль что не бывает... так бы хотелось. а так смотришь на перспективу брака и на окружающие примеры - и думаешь, А не согласиться ли на нижний уровень Целестиального царства :canthearyou:  :dontknow:

Отредактировано Император (02-05-2008 16:12:00)

68

Melodia написал(а):

А вот готовы ли мы любить так,как этого ожидают от нас?

Смотря чего ожидают.

69

Маргарита написал(а):

Любые отношения нам дают ,что то новое,как то влияют на нас ,формируют характер.

Ой ли???

70

Император написал(а):

а так смотришь на перспективу брака и на окружающие примеры - и думаешь, А не согласиться ли на нижний уровень Целестиального царства :canthearyou:  :dontknow:

8-)

Император написал(а):

Смотря чего ожидают.

Резонный ответ.

71

*...Тело мужа уже не принадлежит мужу, но жене. Пусть же он хранит в целости собственность ее, пусть не уменьшает и не повреждает ее. Ведь и из слуг тот называется преданным, который, приняв имущество господ, ничего не тратит из него. Поэтому, так как тело мужа есть собственность жены, то пусть муж будет верен в отношении к этому залогу... Итак, когда ты видишь блудницу, соблазняющую, увлекающую, жаждущую твоего тела, то скажи ей: это тело не мое, но принадлежит моей жене, я не смею злоупотреблять им и отдать его другой женщине.
* Так пусть поступает и жена. В этом между ними совершенное равенство, хотя в других отношениях Павел отдает большое преимущество мужу. Как муж есть господин ее тела, так и жена - госпожа его тела. Как невозможно, чтобы человек целомудренный презирал свою жену и когда-нибудь пренебрег ею, так невозможно, чтобы человек развратный и беспутный любил свою жену, хотя бы она была прекраснее всех. От целомудрия рождается любовь, а от любви бесчисленное множество благ. Итак, считай прочих женщин как бы каменными, зная, что если ты после брака посмотришь похотливыми глазами на другую женщину... ты делаешься виновным в грехе прелюбодеяния.
*...Увещеваю и советую тем, которые намереваются взять жен, обратиться к блаженному Павлу, прочитать написанные им законы о браках и, узнав наперед, что повелевает он делать, когда случится жена злобная, коварная, преданная пьянству, злословная, безумная или имеющая какой-нибудь другой подобный недостаток, потом и рассуждать о браке.
* Если ты увидишь, что он предоставляет тебе власть отвергать одну жену, когда найдешь в ней один из этих недостатков, и брать другую, то благодушествуй, избавившись от всякой опасности; а если он не позволяет этого, но повелевает жену, имеющую все прочие недостатки, кроме прелюбодеяния, любить и держать в своем доме, то охрани себя так, чтобы быть готовым переносить всю злобу жены.
* Если же это тяжело и трудно, то сделай все и прими все меры, чтобы взять жену добрую, благонравную и послушную, зная, что должно быть одно из двух: или, взяв дурную жену, переносить ее злобу, или, не желая этого и отвергнув ее, быть виновным в прелюбодеянии.
* Обсудив это хорошо прежде брака и узнав эти законы, будем всячески стараться, чтобы вначале брать жену с добрым настроением и соответствующую нашим нравам; взяв такую, мы получим не только ту пользу, что никогда не отвергнем ее, но и будем любить ее с великою силою - так, как повелел апостол Павел.
*...Жена благоразумная, кроткая и воздержная, хотя бы она была бедною, в состоянии будет распорядиться и бедностью лучше, чем другая богатством; между тем как развратная, невоздержная, сварливая, хотя бы нашла в доме бесчисленные сокровища, расточит их скорее всякого ветра и ввергнет мужа вместе с бедностью в бесчисленные несчастия. Итак, не будем искать богатства, но такую жену, которая могла бы хорошо пользоваться имеющимся.
* Пусть для жены не будет ничего драгоценнее ее мужа, а для мужа ничего вожделеннее его жены. В том состоит крепость жизни всех нас, чтобы жена была единодушна с мужем; этим поддерживается все в мире.

Иоан Златоуст.

72

* Какие люди и как вступают в брак - вот что важно для достоинства брака. Если они приходят с пониманием языческим, то это будет языческий брак, если они приходят как христиане и просят дар благодатной любви, дар Святого Духа, если они способны дар этот принять в свое сердце, потому что они - христиане, потому что они члены Церкви Христовой, которая живет благодатной жизнью в единстве Тела Христова, тогда и эти христиане могут стать малой Церковью. И когда их венчают в плоть едину - это не есть лишь констатация плотского единства, но это есть единство в едином Теле Христовом, которое есть Церковь. Такое понимание брака, такое единство возможно только внутри Церкви, в составе Тела Христова, когда и жених и невеста являются чадами Божиими, чадами Церкви, и тогда их брак и будет христианским, тогда только он и будет таинством.
    Протоирей Владимир Воробьев.

73

Melodia написал(а):

Увещеваю и советую тем, которые намереваются взять жен, обратиться к блаженному Павлу

Вот уж с кем бы я поругался, так это с "библейским" Павлом. Не с реальным, а с тем, которого нам представляют в Библии. Особенно в вопросе женщин. Ух и громко б мы орали... главное что б не подраться :mad:  :angry:  :sceptic:  :canthearyou:  :suspicious:  :tired:

Отредактировано Император (15-05-2008 00:06:13)

74

Император написал(а):

Вот уж с кем бы я поругался, так это с "библейским" Павлом. Не с реальным, а с тем, которого нам представляют в Библии.

Ух, возникает сразу масса вопросов.
Почему поругался бы?
А какой Павел реальный в Вашем представлении.
И что это за вопрос о женщинах, что там Павел написал не так?

75

Melodia написал(а):

И что это за вопрос о женщинах, что там Павел написал не так?

Женщина в Церкви пусть молчит... покрывает голову... и пр.

76

Интересный диалог на тему любви услышала недавно в фильме.


А:    - Как ты можешь узнать настоящую любовь, если не видишься ни с кем?

В:    - Встретив её, я поймую.

А:    - Не уверена. Любовь-это не всегда удар молнии. Порой это просто твой выбор.

В :   - Тебе легко говорить. Ты мчишься в... (город, страна) навстречу своей любви.

А:    - В том-то и дело. Я не уверена, что (мистер Х) -любовь всей моей жизни, но я решила дать ему шанс ею стать. Может, настоящая любовь-это решение, решение начать отношения, отдавать себя кому-то не думая, что получишь взамен, что будет больно, и что вдруг это не тот человек. Любовь- это выбор. Ты просто должен сделать выбор.....

Отредактировано тина (17-05-2008 01:38:09)

77

Император написал(а):

Женщина в Церкви пусть молчит... покрывает голову... и пр.

Я наверно не очень внимательно изучала послания Павла.
Если Вас не затруднит укажите. пожалуйста стихи, подтверждающие  Ваше мнение.

78

тина написал(а):

настоящая любовь-это решение, решение начать отношения, отдавать себя кому-то не думая, что получишь взамен, что будет больно, и что вдруг это не тот человек.

В этом есть своя мудрость.

79

1 Коринфянам 7: 8-9, 27, 32-35, 38 это тоже неверная доктрина
1 Коринфянам 11: 5-16
1 к Тимофею 2: 11-12
Вот...
Но ещё не смог найти стихи... там примерно так, - "Женщина в Церкви пусть молчит, а если что не понятно пусть спросит дома у мужа..." что то типа этого...

Отредактировано Император (17-05-2008 11:31:52)

80

тина написал(а):

А:    - Как ты можешь узнать настоящую любовь, если не видишься ни с кем?
В:    - Встретив её, я поймую.
А:    - Не уверена. Любовь-это не всегда удар молнии. Порой это просто твой выбор.
В :   - Тебе легко говорить. Ты мчишься в... (город, страна) навстречу своей любви.
А:    - В том-то и дело. Я не уверена, что (мистер Х) -любовь всей моей жизни, но я решила дать ему шанс ею стать. Может, настоящая любовь-это решение, решение начать отношения, отдавать себя кому-то не думая, что получишь взамен, что будет больно, и что вдруг это не тот человек. Любовь- это выбор. Ты просто должен сделать выбор.....

Ну и что интересно сёстры думают по этому поводу?

81

Император написал(а):

Но ещё не смог найти стихи... там примерно так, - "Женщина в Церкви пусть молчит, а если что не понятно пусть спросит дома у мужа..." что то типа этого...

Тёмыч, ты об этом?
"Жены ваши в церквах да молчат; ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит.
Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том у мужей своих; ибо неприлично жене жене говорить в церкви".
1-е Коринфянам 14:34--35

82

Во вдохновенном переводе Джозефа Смита слово «говорить» в этих стихах исправлено на «управлять».
Вот что писал Брюс Р. Макконки по этому поводу: «Могут ли женщины говорить в церкви? – ‘Да’, в смысле, обучать, советовать, свидетельствовать, наставлять и тому подобное; -- ‘нет’, в смысле, управлять церковью и пытаться давать указания относительно того, как следует вести дела Бога на Земле. ‘У женщин нет права основывать или организовывать церковь; Бог послал их на Землю не для этого’ (Teachings, p. 212). Павел говорит здесь, что женщины подчиняются священству, что им не дано власти руководить и управлять, и что жена епископа – это не епископ» (DNTC, 2:387—388).

83

Tutta написал(а):

Тёмыч, ты об этом?
"Жены ваши в церквах да молчат; ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит.
Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том у мужей своих; ибо неприлично жене жене говорить в церкви".
1-е Коринфянам 14:34--35

Я я, натюрлих

84

Tutta написал(а):

Во вдохновенном переводе Джозефа Смита слово «говорить» в этих стихах исправлено на «управлять».
Вот что писал Брюс Р. Макконки по этому поводу: «Могут ли женщины говорить в церкви? – ‘Да’, в смысле, обучать, советовать, свидетельствовать, наставлять и тому подобное; -- ‘нет’, в смысле, управлять церковью и пытаться давать указания относительно того, как следует вести дела Бога на Земле. ‘У женщин нет права основывать или организовывать церковь; Бог послал их на Землю не для этого’ (Teachings, p. 212). Павел говорит здесь, что женщины подчиняются священству, что им не дано власти руководить и управлять, и что жена епископа – это не епископ» (DNTC, 2:387—388).

Вот именно! Я с "библейским" Павлом веду непримеримую вой...

85

Император написал(а):

Вот именно! Я с "библейским" Павлом веду непримеримую вой...

Эх-х, я бы и помолчала и спросила.... :'(

86

Melodia написал(а):

Эх-х, я бы и помолчала и спросила....

Не понял...

87

Melodia написал(а):

Всегда сохраняй меру и в речи ,и в молчании.(Публий Сир,1 в. до н.э.)

Да с этим у меня бывает туговато...

88

Император написал(а):

Да с этим у меня бывает туговато...

Нет, все нормально. Это я по поводу высказываний Ап.Павла - я бы совсем непрочь помолчать и спросить, но .......

Дорасти до любви

Воспянская Анна
   

Об авторе
Воспянская Анна Михайловна - психолог, семейный психотерапевт, ведущий автор православного журнала "Отрок.ua"
   

Несомненно, большая часть всех текстов, когда-либо написанных людьми, так или иначе имеет отношение к любви, большая часть наших мыслей тоже о любви и самые сильные эмоции вызывает все та же любовь. Или то, что мы привыкли этим словом называть.

В нашем представлении все поле отношений мужчины и женщины – область любви, недаром столько поколений влюбленных сравнивают себя с Ромео и Джульеттой. А уж детско-родительские отношения – по определению сплошь любовь. Всегда ли это так?

По мысли классика психологии С.Л.Рубинштейна, «любовь – это утверждение неповторимого бытия другого человека». То есть это не чувство, не набор эмоций, пусть даже очень сильных. Это состояние, такой особый строй личности, когда мы можем при высоком душевном единении с любимым все же быть самими собой, это трудно дающееся умение оставаться духовно свободным самому и сохранять такую свободу у любимого. Это, если можно так сказать, ничем не вынужденное единство независимостей. То есть когда мы чувствуем себя отдельными, нисколько не зависимыми, при этом выбираем быть вместе с любимым, и выбор этот ничем не вынужден, свободен.

Признавать бытие другого человека неповторимым, значит признать, что он отдельная от нас личность со своим прошлым и со своим будущим (даже если мы – едина плоть), что, созданный по образу Божию, он свободен, в том числе и от нас. В этом смысле любовь счастлива, независимо от того, взаимна или нет. В любом случае, это радость. Вообще, радость – отличительная черта любви. Когда начинаются мелодрамы и путаница отношений, слезы и страдания, значит, вместо любви на сцену вышли самолюбие, обиды, ревность и т.п. - вся наша мелкость, убогая стандартность. Тогда мы упорно утверждаем собственную стереотипность, растиражированную в миллионах других людей, и ничего общего с неповторимым бытием не имеющую.

Полюбив, мы избираем человека из остального человечества, для нас он исключительный, уникальный. Все остальные становятся фоном, а он один – необыкновенный, единственный, отличный от других. Гештальт-психологи так и определяют эту ситуацию: фигура на фоне. Но как часто, вступив в брак с этой уникальной фигурой, мы стремимся переделать ее «под себя», перевоспитать, руководить ее жизнью по своему разумению. Но ведь этим самым мы лишаем любимого индивидуальности, нивелируем, как бы снова возвращаем в фон. И личность, выбранная нами именно за какие-то свойственные только ей черты, для нас меркнет; исчезает, уничтожается собственно объект любви. Мы лишаем его манкости, притягательности, которой обладает всякая необыкновенность.

Вместо того, чтобы радоваться со-бытию с особым для нас человеком, считать эту его особость богатством, которое стоит беречь, мы своим «воспитанием» упорно делаем его обыкновенным. Но обыкновенному у нас в сердце места нет, поэтому мы невольно освобождаем место для кого-то другого, пока еще для нас неповторимого. Т.е. супруг(а) еще есть, а сердце уже свободно. Переживать независимость и уникальность другого, как и собственные, непросто, но без этого не может быть любви.

Утвердить бытие другого человека – значит, совершенствуясь самому, способствовать совершенству другого. Т.е. важно создать для любимого человека такой жизненный контекст, в котором он мог бы раскрыться именно своими неповторимыми способностями и стремлениями, создать для него (именно для него одного с его особенностями) поле понимания, сокровенности, доверия и свободы. Это возможно только при условии, что мы и сами стремимся к душевному и духовному совершенству, изменяемся, растим в себе, создаем что-то новое, чтобы оставаться интересными и значимыми для любимых людьми.

Все сказанное выше справедливо по отношению к любым близким отношениям – девушки и юноши, супружеским, детско-родительским: «механизм» любви везде тот же.
К сожалению, почти никто из нас не способен на такие «высокие отношения», да немногие и стремятся к ним. По своей детскости, инфантильности, мы не только не хотим работать над собой и отношениями, созидать их, но даже не даем себе труда осмыслять себя и свою жизнь в этом ракурсе. Поэтому вместо любви и впадаем в любовную зависимость.

Технологически любовная зависимость – то же самое, что, например, и алкогольная или наркотическая, даже психотерапевтические подходы к ним одинаковы, но мы остановимся на зависимых отношениях между людьми.

Любая зависимость – в противовес свободе – это вынужденные отношения. В детстве мы абсолютно зависим от матери или другого воспитывающего нас взрослого, для нас это просто вопрос жизни и смерти. И мы вынуждены делать все, чтобы сохранить эту зависимость, а значит, и жизнь. Но и родители, особенно мать, психологически зависят от ребенка: он дает им почувствовать себя взрослыми, зрелыми; нуждаясь в них, он подтверждает их важность, значимость, спасает от одиночества и т.д. Если мать или отец не видят других способов утвердиться личностно, если они не умеют жить своей отдельной внутренней жизнью, то они вынуждены любыми путями удерживать возле себя ребенка, забота о котором заполняет все личностные и жизненные пустоты. Тогда они старательно не замечают взросления дитяти и даже препятствуют ему.

«Отпускание» ребенка в его неповторимое бытие – акт родительского мужества, очень трудный психологически. На него способны только осознанные, зрелые родители.
А неповзрослевшие мамы и папы будут цепляться за любимое чадо всеми средствами. В ход пойдут деньги («я тебя содержу, делай, как я говорю!»), шантаж («я такой больной, не огорчай меня!»), будет внушено чувство вины («я тебе всю жизнь посвятила!») и т.д. Парадоксально, но в таких случаях родители бывают бессознательно заинтересованы даже в болезни ребенка, часто просто объявляют его больным или преувеличивают опасность, т.к. это усиливает его зависимость, привязанность к ним.

Зависимые, симбиозные отношения всегда взаимовыгодны. Дети таких родителей часто и не спешат из родительских объятий, им удобно быть в центре внимания и опеки, без забот и ответственности, они другого на деле не хотят. Потому что другой жизни они и не знают! Они вынуждены жить так, потому что у них нет выбора, они по-другому не умеют. Да и где им было научиться, когда родители вместо них думали и всегда принимали решения, и, словно «двое из ларца» в мультике, все делали за них. А если бы не делали, то были бы детям не нужны, а не нужны детям – не нужны никому. Такая вот болезненная родительская философия.

Внутри симбиоза жить трудно. Представьте, что вас крепко веревками привязали к кому-то. Любое незначительное движение другого будет причинять вам неудобство или даже боль. Пребывающие в таких отношениях люди много обижаются, жалуются друг на друга, но ничего с этим не делают, ничего не меняют и не меняются. Обе стороны бессознательно заинтересованы, чтобы все оставалось по-прежнему. В таких семьях душно, воздух затхлый, люди не стремятся общаться с ними, что только усиливает взаимное «зацикливание».

Склонные к зависимым отношениям родители часто сознательно и бессознательно препятствуют браку детей. Но представим себе, что такой ребеночек все же обзавелся семьей. В какой любви он признается супругу(е)? Выросший в несвободе, сможет ли он утверждать неповторимое бытие? Скорее всего, он «честно» признается: «я без тебя не могу». И не может, бешено ревнуя и устраивая сцены, если его не опекают. Хотя вторая половина, как правило, с радостью берется опекать. Только очень часто это проявляется в виде тотального контроля, пресса, удушающей «заботы» по принципу «я лучше знаю, что тебе нужно!». И, конечно, родители (к сожалению, чаще – мамы) не ослабляют хватку, считая внутреннюю, очень интимную, сокровенную жизнь детей своим делом.

Как бы ни менялись обстоятельства жизни таких супругов, суть отношений будет неизменной. Они как будто связаны стальным каркасом, не позволяющим никаких отступлений от однажды заведенного порядка. В случае ухода из семьи одного из них, другой будет считать свою жизнь уничтоженной. Это и понятно: жить он может только так, и если это так разрушилось, то разрушилось все.

Тот же «каркас», сильно смахивающий на тюремную решетку, хорошо виден во всех вариантах любовной зависимости. Их множество. Например, один из супругов всю жизнь стоит в наполеоновской позе, как бы говоря другому: «Докажи мне, что ты достоин моей любви». А тот другой все время бессознательно доказывает и все время угождает, вместо того, чтобы жить. Или один – настоящий тиран, от которого не знаешь, чего в какой момент ожидать, а другой – вполне добровольная «жертва». И так далее. Где есть зависимость – невозможна любовь, т.к. она – дитя свободных пространств.

Конечно, в любовных, родственных отношениях чрезвычайно важна забота и даже опека в нужный момент, действительно важно подтверждать словами и делами свою любовь, но отличие от зависимости в том, что все это будут наши свободные проявления, что мы можем творчески подходить к любой ситуации, быть разными, потому что остаемся внутренне свободными. У нас всегда есть выбор, как поступить, нет ничего застывшего. Важная черта любой зависимости – стремление все оставить, как есть, это трагический личностный застой, «пробуксовка» жизни. Тогда как настоящая любовь – это путь души, движение, созидание не только собственной личности, но и отношений. Это непрерывный труд, часто связанный с далекими от лирики вещами – глубинным самопознанием, самоограничениями, смирением.

Все будет более очевидным, если вспомнить определение любви у ап. Павла. Кто из нас, таких, какие мы сейчас, способен в любви долготерпеть, милосердствовать, не завидовать, не превозноситься, не гордиться, не бесчинствовать, не искать своего, не раздражаться, не мыслить зла, все покрывать, все переносить? Наши любимые могут быть прекрасно свободны рядом с нами только в той степени, в какой нам доступны эти высоты духа. Т.е. их свободу мы обеспечиваем только своей терпимостью, способностью понимать и ценить их своеобразие, умением прощать ошибки, стремлением вместе расти, а не самоутверждаться за их счет.

Важно ощущать любовные отношения как единство, команду, где «прикрыта спина», где проблемы и радости – достояние двоих, а не отдано на обсуждение родителей, друзей и т.д. Где главное – сохранить отношения тепла, нежности и заботы, а все остальное – вторично.

На первый взгляд парадоксально, но подлинное неразрывное единство двоих обеспечивается их умением держать правильную дистанцию в отношениях между собой, их вместе – со всеми остальными.
Мы гарантируем свободу любимым, в конечном счете, собственной свободой, наполненностью собственной жизни, широтой души, вмещающей все разнообразие бытия. Но наши сердца по большей части узки любовью, как говорил архиеп. Иоанн (Шаховской). Где уж тут утверждать неповторимое бытие другого, когда мы и своего-то не имеем.

Нет ничего дороже и прекраснее любви, и не удивительно, что к ней в итоге направлены все наши стремления. Но как же мы должны еще повзрослеть и сколько поработать над собой, чтобы иметь право сказать, не погрешив против истины: я тебя люблю!

http://psynavigator.ru/articles.php?code=225

Отредактировано Melodia (17-05-2008 19:26:59)

89

Что вы называете счастьем?

Базаров Тахир Юсупович
   

Об авторе
Базаров Тахир Юсупович
Доктор психологических наук, профессор МГУ им. Ломоносова.
Заведующий кафедрой управления персоналом ИПК госслужащих РАГС при Президенте РФ. Исполнительный директор Российского психологического общества. Учредитель «Центра кадровых технологий -21 век», автор более 90 работ.
   

Что такое счастье? Одно чувство является общим для разных переживаний, которые можно было бы назвать счастьем. Это ощущение чуда. С одной стороны, как говорил Честертон, «самое удивительное в чудесах то, что они случаются». И в этом смысле случается быть рядом с любимым человеком. Иногда случается слышать посапывание внука или храп любимой собаки. С другой стороны, важно уметь видеть чудо в казалось бы самых обычных вещах. Так, ни с чем несравнимым может стать ощущение того, что у близких тебе людей все хорошо. Но есть такое чудо, которое только ты можешь сотворить. Это жить так, чтобы быть достойным своих детей.

Отличительная особенность счастливого человека - «горящие глаза». К нему тянет как к магниту. Счастливый человек – уверен в себе. Есть ощущение, что он определился с самим собой, с временем, в котором живет, отдает себя своему делу с таким азартом, что со стороны все выглядит так, будто это единственное, чем стоит заниматься. Сложность «неопределившегося человека» состоит в том, что его внутреннее состояние похоже на «булькание». Это, когда невозможно сосредоточиться на чем-то конкретном: принципиально различные цели и ценности кажутся равнозначными, отношения с людьми хочется выстраивать позитивно, а в итоге все выходит наоборот или они (отношения) являются по сути очень поверхностными и бесперспективными.Что касается чувства времени, то это отдельный сложный разговор. Возникает состояние, которое можно назвать «аритмией времени». Вроде стараешься планировать, но внеплановых мыслей и действий в итоге всегда оказывается больше, чем тех, что запланировал. С одной стороны, радуешься новым событиям и впечатлениям, а, с другой – огорчаешься их несвоевременности (поскольку не можешь полностью им отдаться).

Одни и те же обстоятельства могут быть причиной как счастливых, так и горестных минут. Первична их интерпретация человеком. Если понимание обстоятельств позволяет человеку раскрыться (т.е. раскрыть-себя), то это хорошая возможность испытать счастливые минуты. Состояние человека, прошедшего только что эмоционально насыщенное событие (и по прежнему в него вовлеченного), интересно тем, что он перестает «булькать». «Эмоциональная собранность» - великолепный ресурс понимания и того, что вокруг тебя, и самого себя. Последнее важно вдвойне. Почему? Потому что нет других источников освоения «мира счастливых мгновений», кроме понимания самого себя в окружении других людей. Именно поэтому возникает уникальная возможность «открытия» истинных тем. Собственно тех тем, которые человека беспокоят на самом деле. Почему нередко он перестает «изображать-того-кого-ожидают», а становится самим собой. Мне повезло с профессией. Часто консультационная и тренерская работа дают легальные основания испытать подобные чувства во время работы, если она получилась хорошо. И эта же работа (из-за многочисленных отъездов) дает мне редкую возможность испытать счастливые мгновения от довольно простых вещей типа пения под гитару в кругу своих родных, иногда в дуэте с кавказкой овчаркой по имени Босс.

Важный вопрос: «Можно ли "стремиться к счастью"?» Специально к этому стремиться невозможно. Если создавать условия для счастья другому человеку, тогда все произойдет обязательно и как бы само собой. И такая интенция вполне достойна статуса сознательной цели. Цель – феномен исключительно субъективный. Ключевой вопрос состоит в том, где искать настоящие субъективные основания для целеполагания. Почему одни цели оказываются в «поле сознания» человека, а другие – он даже не принимает во внимание. Почему одни цели способны активизировать человека на «круглосуточное бдение», а другие – способны сфокусировать его внимание в лучшем случае на пару минут? Почему достижение одних целей приводит к ощущению исполненности и счастья, сопровождаясь поиском новых продолжений, а достижение других завершается лишь расслаблением, опустошенностью и апатией (даже, если этому предшествовала ослепительная, до селе невиданная радость и экстатическое наслаждение)? Возможно, ответ кроется в соотношении между конкретной целью и заветной мечтой человека? Когда цель рождается через прикосновение к мечте, тогда движение к результату сопровождается эмоциональным подъемом. А если полученный результат оказывается интересным не только для тебя одного, то стремление к счастью станет избыточным усилием…

http://psynavigator.ru/articles.php?code=34&ext=5

90

Любовь к себе

Фромм Эрих
Широко распространено мнение, что любить других людей добродетельно, а любить себя – грешно. Считается, что в той мере, в какой я люблю себя, я не люблю других, что любовь к себе – синоним эгоизма. Этот взгляд довольно стар в западной философии. Кальвин говорил о любви к себе как о "чуме". Подобный смысл заключался и в суждениях З.Фрейда, хотя тот и прибегал к психиатрическим терминам. Для него любовь к себе – то же, что и нарциссизм: обращение либидо на самого себя. Нарциссизм являет собой раннюю фазу человеческого развития; человек же, который в позднейшей жизни возвращается к нарциссической стадии, не способен любить; в крайних случаях это ведет к безумию. Фрейд утверждал, что если либидо направлено на других людей, то это "любовь", а если на своего носителя, то это "любовь к себе". Следовательно, "любовь" и "любовь к себе" взаимно исключаются в том смысле, что чем больше первая, тем меньше вторая. Если любить себя плохо, то отсюда следует, что не любить себя добродетельно.

Однако тут возникают вопросы. Подтверждает ли психологическое исследование тезис, что есть существенное противоречие между любовью к себе и любовью к другим людям? Любовь к себе – это тот же феномен, что и эгоизм, или они противоположны? Далее. Действительно ли эгоизм современного человека – это интерес к себе как к индивидуальности, со всеми его интеллектуальными, эмоциональными и чувственными возможностями? Не стал ли он придатком социально-экономической роли? Тождествен ли эгоизм любви к себе или он является следствием ее отсутствия?

Прежде чем начать обсуждение психологического аспекта эгоизма и любви к себе, следует подчеркнуть наличие логической ошибки в определении, что любовь к другим и любовь к себе взаимно исключают друг друга. Если добродетельно любить своего ближнего как человеческое существо, то должно быть добродетелью – а не пороком – любить и себя, так как я тоже человеческое существо. Нет такого понятия человека, в которое не был бы включен и я сам. Доктрина, которая провозглашает такое исключение, доказывает, что она сама внутренне противоречива. Идея, выраженная в библейском "возлюби ближнего, как самого себя", подразумевает, что уважение к собственной целостности и уникальности, любовь к самому себе и понимание себя не могут быть отделены от уважения, понимания и любви к другому индивиду. Любовь к своему собственному "я" нераздельно связана с любовью к любому другому существу.

Теперь мы подошли к основным психологическим предпосылкам, на которых построены выводы нашего рассуждения. В основном эти предпосылки таковы: не только другие, но и мы сами являемся объектами наших чувств и установок; установки по отношению к другим и по отношению к самим себе не только не противоречивы, но и основательно связаны. В плане обсуждаемой проблемы это означает: любовь к другим и любовь к себе не составляют альтернативы. Напротив, установка на любовь к себе будет обнаружена у всех, кто способен любить других. Подлинная любовь – это выражение созидательности, и она предполагает заботу, уважение, ответственность и знание. Это не аффект (в смысле подверженности чьему-то воздействию), а активная борьба за развитие и счастье любимого человека, исходящая из самой способности любить.

Любовь к кому-то – это сосредоточение и осуществление способности любить. Основной заряд, содержащийся в любви, направлен на любимого человека как на воплощение существеннейших личностных качеств. Любовь к одному человеку предполагает любовь к человеку как таковому. "Разделение труда", как называл это У. Джемс,* при котором человек любит свою семью, но не испытывает никакого чувства к "чужому", означает принципиальную неспособность любить.

Любовь к людям выступает не следствием, как часто полагают, а предпосылкой любви к какому-то определенному человеку. Из этого следует, что мое собственное "я" должно быть таким же объектом моей любви, как и другой человек. Утверждение собственной жизни, счастья, развития, свободы коренится в моей способности любить, т.е. в заботе, уважении, ответственности и знании. Если индивид в состоянии любить созидательно, он любит также и себя; если он любит только других, он вообще не может любить.

Считая, что любовь к себе и любовь к другим в принципе связаны, как мы объясним эгоизм, который, очевидно, исключает всякий истинный интерес к другим? Эгоистичного человека волнует только собственное "я", он желает всего хорошего только для себя, чувствует удовлетворение не тогда, когда отдает, а когда берет. На внешний мир он смотрит с точки зрения того, что он может получить от него для себя; такой человек безучастен к потребностям других людей, он не уважает их достоинство и целостность. Он в принципе не способен любить. Не доказывает ли это, что интерес к другим и интерес к самому себе неизбежно альтернативны? Это было бы так, если бы эгоизм и любовь к себе были тождественны. Но такое предположение как раз и есть тем заблуждением, которое ведет к столь многим ошибочным заключениям относительно нашей проблемы. Эгоизм и любовь к себе, ни в коей мере не будучи равнозначными, являются прямыми противоположностями.

Эгоистичный человек любит себя не слишком сильно, а слишком слабо, более того – по сути он себя ненавидит. Из-за отсутствия созидательности, что оставляет его опустошенным и фрустрированным, он неизбежно несчастен и потому судорожно силится урвать у жизни удовольствия, получению которых сам же и препятствует. Кажется, что он слишком носится с собственной персоной, но в действительности это только безуспешные попытки скрыть и компенсировать свой провал по части заботы о своем "я". З.Фрейд придерживается мнения, что эгоистичный человек влюблен в себя, он нарциссист, раз отказал другим в своей любви и направил ее на собственную особу. Безусловно, эгоистичные люди не способны любить других, но точно так же они не способны любить и самих себя.

Легче понять эгоизм, сравнивая его с неестественно жадным интересом к окружающим, какой мы находим, например, у чрезмерно заботливой матери. Хотя она искренне убеждена, что идеально нежна со своим ребенком, в действительности она испытывает к нему глубоко подавленную враждебность. Ее интерес избыточен не потому, что она слишком любит ребенка, а потому, что вынуждена компенсировать отсутствие способности вообще любить его.

Эта теория природы эгоизма рождена психоаналитическим опытом изучения "отсутствия эгоизма" – симптома невроза, наблюдаемого у немалого количества людей, которые обычно обеспокоены не самим этим симптомом, а другими, связанными с ним, – депрессией, утомляемостью, неспособностью работать, неудачей в любовных делах и т.п. Это "отсутствие эгоизма" не только не воспринимается как невротический симптом, но часто кажется спасительной и даже похвальной чертой характера. Человек, лишенный эгоизма, "ничего не желает для себя", "живет только для других", гордится тем, что не считает себя сколько-нибудь заслуживающим внимания. Его озадачивает, что вопреки своей неэгоистичности он несчастен и его отношения с близкими людьми неудовлетворительны. Анализ показывает, что полное отсутствие эгоизма – один из его признаков, причем зачастую самый главный. У человека парализована способность любить или наслаждаться чем-то, он проникнут враждебностью к жизни; за фасадом неэгоистичности скрыт утонченный, но от этого не менее сильный эгоцентризм. Такого человека можно вылечить, только если признать его неэгоистичность болезненным симптомом и устранить ее причину – нехватку созидательности.

Природа неэгоистичности становится особенно очевидной в ее воздействии на других, а в нашем обществе наиболее часто – в воздействии "неэгоистичной" матери на своего ребенка. Она убеждена, что благодаря этому ее свойству ребенок узнает, что значит быть любимым, и увидит, что значит любить. Результат ее неэгоистичности, однако, совсем не соответствует ее ожиданиям. Ребенок не обнаруживает счастливости человека, убежденного в том, что он любим, напротив – он тревожен, напряжен, боится родительского неодобрения и опасается, что не сможет оправдать ожиданий матери. Обычно он находится под воздействием скрытой материнской враждебности к жизни, которую он скорее чувствует, чем явно осознает, и, в конце концов, сам заражается этой враждебностью. В целом воздействие неэгоистичной матери не слишком отличается от воздействия матери-эгоистки; а на деле оно зачастую даже хуже, потому что материнская неэгоистичность удерживает детей от критического отношения к матери. На них лежит обязанность не обмануть ее надежд; под маской добродетели их учат нелюбви к жизни. Если бы кто-то взялся изучить воздействие матери, по-настоящему любящей себя, он смог бы увидеть, что нет ничего более способствующего привитию ребенку опыта любви, радости и счастья, чем любовь к нему матери, которая любит себя.

Эти идеи любви к себе нельзя сформулировать лучше, чем это сделал М.Экхарт*:

"Если ты любишь себя, ты любишь каждого человека так же, как и себя. Если же ты любишь другого человека меньше, чем себя, то в действительности ты не преуспел в любви к себе, но если ты любишь всех в равной мере, включая и себя, ты будешь любить их как одну личность, и личность эта есть и Бог, и человек. Следовательно, тот великая и праведная личность, кто, любя себя, любит всех других одинаково".

* У.Джемс (1842-1910) – американский философ-идеалист и психолог, один из основоположников прагматизма.
* М.Экхарт (ок. 1260-1327) – немецкий мистик.

Из книги: "ИСКУССТВО ЛЮБИТЬ. ИССЛЕДОВАНИЕ ПРИРОДЫ ЛЮБВИ"

http://psynavigator.ru/articles.php?code=243&ext=5


Вы здесь » Жизнь. Люди. Время. » Философия. » Любовь трагична.